Регистрация
Поделиться :

Последние темы

Мы в соц сетях!




Подпишись!



Переводчик
ПОМОЩЬ ФОРУМУ
Yandex Money
410013448906233
Маг.рабочие дни









  • 5 Зарегистрированных пользователи



Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.


ФОРУМ» КАРТЫ ТАРО» Колоды Таро со значением карт» Сказочное Таро Лизы Хант» Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:14

Изображение

Королева Монет Как пришло лето (сказка индейцев абенаки, мой перевод из книги Canadian Wonder Tales)

Это было в те времена, когда Глускэп* еще жил среди людей. Стало в землях абенаки холодно. Куда не погляди – везде только снег и лёд, не осталось ни травы, ни листьев на деревьях. Костры, что складывали люди, почти не приносили тепла, запасы еды подходили к концу, но на таком морозе земля стала твердой, и невозможно стало сеять маис. Каждый день люди умирали от холода и голода, и каза-лось, что скоро вся страна опустеет.
Но у Глускэпа не было власти над этим холодом. Он испробовал всю свою магию, но все без пользы, потому что холод вызвал могучий великан с далекого севера, и в его власти были холод, голод и смерть. Дыхание великана убивало и замораживало деревья, так что на них переставали расти и листья, и плоды, и так же он мог заморозить кукурузу, людей и животных. Звали этого великана Зима. Он был очень старый и сильный, и правил северными землями задолго до прихода в мир людей.
Глускэп был храбр, и очень хотел помочь своему народу, и он один отправился к жилью велика-на, чтобы убедить его не причинять людям зла, или обманом заставить его прекратить, или чтобы побе-дить его. Но когда Глускэп явился на север, он, несмотря на всю свою волшебную силу, был очарован красотой жилища великана и его землями. Солнце играло и искрилось на ледяных кристаллах и на по-верхности белого, нетронутого снега; деревья стояли, укутанные блестящим белым инеем, а по ночам в небе переливалось всеми цветами северное сияние, а звезды сияли и мерцали стократ ярче, и Глускэп видел, что лицо земли было сказочно прекрасным.
Глускэп забыл о своих людях, и остался жить в вигваме великана, а великан рассказывал ему сказки о старых временах, когда вся земля была тихой, белой и гладкой, как блестящая звериная шкура. Совсем великан заговорил Глускэпа, и наложил на него исподтишка сонные чары, и чары мороза, и Глу-скэп крепко заснул. Шесть лун спал он в снегу, как медведь, но потом все же проснулся, - Глускэп был силён, и даже великан Зима не смог заставить его спать вечно. Но когда он открыл глаза, он чувствовал себя очень усталым и голодным.
Однажды, вскоре после того, как Глускэп проснулся, к нему прилетел сплетник гагара по имени Болтун, и принес ему на хвосте хорошие новости. Болтун рассказал про прекрасную южную страну, где всегда тепло, и которой правит владычица Лето. Ее сила – то единственное, чего боится великан Зима, и она легко сможет его победить, если захочет. Он подробно описал Глускапу дорогу в южную страну, и тот решил отправиться в путь, чтобы спасти свой народ от холода, голода и смерти. Вот вышел он к морю, и стал петь волшебную песню, которая призывала китов, и первым на зов явилась старая подруга Глускэпа – касатка Пятнистая, и Глускэп попросил перевезти его на другой берег моря. Тогда она сказа-ла: «Я тебя отвезу, но ты должен крепко завязать себе глаза, и не снимать повязку все время, что я буду везти тебя; если ты снимешь повязку, я в тот же миг налечу на рифы или на мель, и не смогу оттуда выбраться, а ты утонешь», и Глускэп пообещал не снимать повязки. Много дней плыла Пятнистая, и день ото дня вода становилась все теплее, а ветер – нежнее и слаще, потому что прилетал он с благоухающих берегов, и нес запахи не моря, водорослей и рыбы, а цветов, фруктов и согретых солнцем сосен, а в ночном небе блестел и переливался Южный Крест.
Море под брюхом у Пятнистой уже не было глубоким, сквозь воду было видно золотое песчаное дно, и до берега было рукой подать. На дне сидели моллюски и пели песню, пытаясь предостеречь путников: «О большой кит!» - пели они, - «Возвращайся обратно в море, тут вода для тебя чересчур мелка, и ты будешь горевать, если выбросишься на берег». Но Пятнистая не понимала, что они поют, и тогда спросила у Глускэпа, который понимал все языки: «Что они там поют?» Глускэпу очень не хотелось слезать с ее спины, и он сказал: «Они говорят тебе поторапливаться, потому что буря близко. Плыви так быстро, как только можешь». Тогда Пятнистая заторопилась, и подплыла совсем близко к берегу, но Глускэп хотел как-нибудь попроще сойти на берег, и тогда он приподнял повязку над своим левым глазом и глянул на берег. В тот же миг Пятнистую выбросило на песок и камни, а Глускэп спрыгнул с ее спины и встал на землю, не замочив ног. Касатка решила, что ей уже больше никогда не освободиться, и она стала плакать и упрекать своего седока, но Глускэп уперся одним концом своего крепкого лука прямо ей в челюсти, другой конец взял в руки, уперся ногами в землю, и одним сильным толчком отправил Пятнистую обратно в море, а потом, чтобы она перестала на него злиться, подарил ей свою старую трубку и целый мешок с отборным табаком (а Глускэп был заядлый курильщик). Касатка очень обрадовалась такому подарку, зажгла трубку и курила, уплывая обратно в море. Глускэп смотрел, пока она не скрылась из глаз, и вот уже на горизонте были видны только взлетающие вверх колечки дыма от трубки.
Когда Пятнистая уплыла, Глускэп быстро пошел прочь от берега, и скоро вышел на ту самую до-рогу, про которую ему говорил Болтун. Это был Радужная Дорога, которая вела в Цветочный Край. Этот путь пролегал через Земли Восхода, прекрасные и свежие в утреннем свете. Повсюду в этих землях были ароматные цветы, росли все деревья, которые только можно себе вообразить, трава была мягкая, как шкура олененка, а по ночам все вокруг сверкало и переливалось от росы. Здесь ничего не знали про снег, лед и мороз, так как великан Зима был тут бессилен.
Глускэп быстро бежал по окруженной цветам Радужной Дороге, пока не пришел в оранжевый лес, где цветы благоухали особенно сладко. Вскоре он услышал вдали музыку и двинулся на звук. Вы-глянув из-за деревьев, он понял, что музыка долетает с большой поляны неподалеку, трава на той поля-не особенно мягкая, а десятки крошечных ручейков звенят по камням и их журчание – и есть та музыка, что он услышал. Цветы вокруг были особенно красивыми, а на деревьях вокруг пели сотни прекрасных, ярких птиц – Глускэп никогда не видел таких птиц раньше, и он понял, что уже ушел из Земель Восхода и добрался до Цветочного Края. Он вдохнул запах жимолости и других цветов, и вдыхал эти запахи до тех пор, пока силы его после долгого пути не восстановились.
Тогда он подполз к самому краю поляны и стал разглядывать, что там происходит.
На покрытой цветами траве сидели прекрасные девушки, которые пели и танцевали с длинными цветочными гирляндами. А в центре стояла та, что была прекраснее всех, кого Глускэп когда-либо ви-дел: ее длинные каштановые волосы были украшены венком, а в руках она держала целую охапку цве-тов. Какое-то время Глускэп рассматривал поляну в молчании, но вскоре увидел недалеко от себя ста-рушку, увядшую и морщинистую, но сохранившую следы былой красоты; она, подобно ему, наблюдала за танцем. Глускэп спросил:
«Кто эти девушки из Цветочного Края?» - и старуха ответила:
«Девушка в центре – это владычица Лето, дочь розовой матери-Рассвета, красивейшая из рож-денных. А девушки, что танцуют вокруг – духи света, солнечных лучей и цветов».
Глускэп понял, что это и есть та, кого он искал, и кто может своими чарами растопить сердце старого великана Зимы и прогнать его прочь. Своей волшебной песней Глускэп выманил Лето с поляны, чтобы она удалилась от своих спутниц, и заманил в лес, а там схватил ее и удержал своими чарами. Уводя Лето за собой, он пустился в долгий обратный путь. Чтобы впредь не потерять дорогу в Цветоч-ный Край, Глускэп разрезал лосиную шкуру, которую всегда носил на плечах, на тонкие полоски и сде-лал длинную веревку, и пока он шел на север, веревка разматывалась и ложилась у него за спиной, - ведь делать метки обычным способом у него не было времени.
А в Цветочном Краю спутницы Лета оплакивали исчезновение своей владычицы, а мать-Рассвет закрыла лицо тучами и отказалась сиять.
Много дней спустя Глускэп и Лето достигли северных земель, но не нашли никого из народа абе-наки – все заснули от чар великана Зимы и спали под снегом. Земля вокруг была безмолвной и холод-ной, и они пошли дальше, к дому Зимы. Великан приветствовал их и пригласил в дом, втайне надеясь, что сможет усыпить и Глускэпа, и красивую девушку, и тогда они останутся с ним навечно. Зима угощал их, и развлекал разговорами, но все было напрасно, они не засыпали, а вскоре великан почувствовал, что его сила начинает утекать, а чары мороза слабеют. Крупные капли пота стали течь по его лицу, и его дом тоже начал понемногу исчезать, пока совсем не пропал. От силы Лета все, кого усыпил великан, снова проснулись, на ветках появились почки, снег повсюду потек реками, уносящими прочь мертвые осыпавшиеся листья, и повсюду стала пробиваться трава и ростки маиса. Старый великан заплакал, по-няв, что власть его закончилась, и его слезы пролились холодным дождем. Лето увидела его слезы, и ей захотелось утешить старика.
«Я доказала, что сильнее тебя. Поэтому я отдаю в твою вечную власть все земле на далеком се-вере, и там я никогда не потревожу тебя. Ты можешь возвращаться в земли Глускэпа на шесть лун каж-дый год, чтобы править, как раньше – но не будь таким жестоким, как прежде. А остальные семь лун бу-дут моими, и я буду приходить в эти земли и править ими».
Великан Зима не мог ничего поделать, и согласился на условия Лета, потому что боялся совсем растаять. И он построил себе новый дом далеко на севере, и власть его в тех краях не прерывалась. Но каждую осень он возвращался в земли Глускэпа и правил в них шесть лун, но не был так суров, как пре-жде. А когда он уходил, в эти земли приходила, следуя вдоль веревки Глускэпа, владычица Лето, и птицы летели вместе с ней, и цветы распускались повсюду. Но проходило семь лун – и она уходила, снова уступая власть над землями великану Зиме и возвращаясь в свои южные края. И так в землях Глускэпа зима и лето стали сменять друг друга.

На карте, если кто не понял, "красивейшая из рожденных" юная повелительница Лето, сила кото-рой заставляет отступать зиму. Цветы в ее волосах указывают на плодоносящие силы земли и на обещание плодов. Вокруг летают дикие гуси - символы солнца. Бабочек я бы предпочла не замечать - слишком уж разнообразная символики, и "обновление", указанное у автора, только крошечный кусочек целой пачки символических значений. На карте присутствует цветовой контраст, указывающий на смену сезонов (обстоятельство, нужное сказке, но не нужное карте).

Ключевые слова по Хант: мать-земля, внутренняя уверенность, ответственность, чувствитель-ность.. Изобилие, процветание, спокойная сила, щедрость.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:15

Изображение

Король Монет - Морозко (русская)

Жили-были старик да старуха. У старика со старухою было три дочери. Старшую дочь старуха не любила (она была ей падчерица), почасту её журила, рано будила и всю работу на неё свалила. Девушка скотину поила-кормила, дрова и водицу в избу носила, печку топила, обряды1 творила, избу мела и всё убирала ещё до́ свету; но старуха и тут была недовольна и на Марфушу ворчала: «Экая ленивица, экая неряха! И голик-то не у места, и не так-то стоит, и сорно-то в избе». Девушка молчала и плакала; она всячески старалась мачехе уноровить2 и дочерям её услужить; но сестры, глядя на мать, Марфушу во всём обижали, с нею вздорили3 и плакать заставляли: то им и любо было! Сами они поздно вставали, приготовленной водицей умывались, чистым полотенцем утирались и за работу садились, когда пообедают.
Вот наши девицы росли да росли, стали большими и сделались невестами. Скоро сказка сказы-вается, не скоро дело делается. Старику жалко было старшей дочери; он любил её за то, что была по-слушляная4 да работящая, никогда не упрямилась, что заставят, то и делала, и ни в чём слова не пере-корила5; да не знал старик, чем пособить горю. Сам был хил, старуха ворчунья, а дочки её ленивицы и упрямицы.
Вот наши старики стали думу думать: старик — как бы дочерей пристроить, а старуха — как бы старшую с рук сбыть. Однажды старуха и говорит старику: «Ну, старик, отдадим Марфушу замуж». — «Ладно», — сказал старик и побрел себе на печь; а старуха вслед ему: «Завтра встань, старик, ты по-раньше, запряги кобылу в дровни и поезжай с Марфуткой; а ты, Марфутка, собери свое добро в коро-бейку да накинь белую исподку6: завтра поедешь в гости!» Добрая Марфуша рада была такому счастью, что увезут её в гости, и сладко спала всю ночку; поутру рано встала, умылась, Богу помолилась, всё собрала, чередом уложила, сама нарядилась, и была девка — хоть куды невеста! А дело-то было зимою, и на дворе стоял трескучий мороз.
Старик наутро, ни свет ни заря, запряг кобылу в дровни, подвел ко крыльцу; сам пришел в избу, сел на коник7 и сказал: «Ну, я всё изладил!» — «Садитесь за стол да жрите!» — сказала старуха. Старик сел за стол и дочь с собой посадил; хлебница8 была на столе, он вынулчелпан9 и нарушал10 хлеба и се-бе и дочери. А старуха меж тем подала в блюде старых щей и сказала: «Ну, голубка, ешь да убирайся, я вдоволь на тебя нагляделась! Старик, увези Марфутку к жениху; да мотри, старый хрыч, поезжай прямой дорогой, а там сверни с дороги-то направо, на бор, — знаешь, прямо к той большой сосне, что на пригорке стоит, и тут отдай Марфутку за Морозка». Старик вытаращил глаза, разинул рот и перестал хлебать, а девка завыла. «Ну, что тут нюни-то распустила! Ведь жених-то красавец и богач! Мотри-ка, сколько у него добра: всё ёлки,мянды11 и березы в пуху; житье-то завидное, да и сам он богатырь!»
Старик молча уклал пожитки, велел дочери накинуть шубняк12 и пустился в дорогу. Долго ли ехал, скоро ли приехал — не ведаю: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. Наконец доехал до бору, своротил с дороги и пустился прямо снегом по насту; забравшись в глушь, остановился и велел дочери слезать, сам поставил под огромной сосной коробейку и сказал: «Сиди и жди жениха, да мотри — принимай ласковее». А после заворотил лошадь — и домой.
Девушка сидит да дрожит; озноб её пробрал. Хотела она выть, да сил не было: одни зубы только постукивают. Вдруг слышит: невдалеке Морозко на ёлке потрескивает, с ёлки на ёлку поскакивает да пощелкивает. Очутился он и на сосне, под коей де́вица сидит, и сверху ей говорит: «Тепло ли те, де́вица?» — «Тепло, тепло, батюшко-Морозушко!» Морозко стал ниже спускаться, больше потрескивать и пощелкивать. Мороз спросил де́вицу: «Тепло ли те, де́вица? Тепло ли те, красная?» Де́вица чуть дух переводит, но ещё говорит: «Тепло, Морозушко! Тепло, батюшко!» Мороз пуще затрещал и сильнее защелка́л и де́вице сказал: «Тепло ли те, де́вица? Тепло ли те, красная? Тепло ли те, лапушка?» Де́вица окостеневала и чуть слышно сказала: «Ой, тепло, голубчик Морозушко!» Тут Морозко сжалился, окутал де́вицу шубами и отогрел одеялами.
Старуха наутро мужу говорит: «Поезжай, старый хрыч, да буди молодых!» Старик запряг лошадь и поехал. Подъехавши к дочери, он нашел её живую, на ней шубу хорошую, фату дорогую и короб с богатыми подарками. Не говоря ни слова, старик сложил всё на́ воз, сел с дочерью и поехал домой. Приехали домой, и де́вица бух в ноги мачехе. Старуха изумилась, как увидела девку живую, новую шубу и короб белья. «Э, сука, не обманешь меня».
Вот спустя немного старуха говорит старику: «Увези-ка и моих-то дочерей к жениху; он их ещё не так одарит!» Не скоро дело делается, скоро сказка сказывается. Вот поутру рано старуха деток своих накормила и как следует под венец нарядила и в путь отпустила. Старик тем же путем оставил девок под сосною. Наши де́вицы сидят да посмеиваются: «Что это у матушки выдумано — вдруг обеих замуж отдавать? Разве в нашей деревне нет и ребят! Неровен черт приедет, и не знаешь какой!»
Девушки были в шубняках, а тут им стало зябко. «Что, Параха? Меня мороз по коже подирает. Ну, как суженый-ряженый не приедет, так мы здесь околеем13». — «Полно, Машка, врать! Коли рано же-нихи собираются; а теперь есть ли и обед14на дворе». — «А что, Параха, коли приедет один, кого он возьмет?» — «Не тебя ли, дурище?» — «Да, мотри, тебя!» — «Конечно, меня». — «Тебя! Полное́ тебе цыганить15 да врать!» Морозко у девушек руки ознобил, и наши де́вицы сунули руки в пазухи да опять за то же. «Ой ты, заспанная рожа, нехорошая тресся16, поганое рыло! Прясть ты не умеешь, а перебирать и вовсе не смыслишь». — «Ох ты, хвастунья! А ты что знаешь? Только по беседкам ходить да облизы-ваться. Посмотрим, кого скорее возьмет!» Так де́вицы растабаривали и не в шутку озябли; вдруг они в один голос сказали: «Да кой хранци17! Что долго нейдет? Вишь ты, посинела!»
Вот вдалеке Морозко начал потрескивать и с ёлки на ёлку поскакивать да пощелкивать. Де́вицам послышалось, что кто-то едет. «Чу, Параха, уж едет, да и с колокольцом». — «Поди прочь, сука! Я не слышу, меня мороз обдирает». — «А ещё замужнарохтишься18!» И начали пальцы отдувать. Морозко всё ближе да ближе; наконец очутился на сосне, над де́вицами. Он де́вицам говорит: «Тепло ли вам, де́вицы? Тепло ли вам, красные? Тепло ли, мои голубушки?» — «Ой, Морозко, больно студёно! Мы за-мерзли, ждем суженого, а он, окаянный, сгинул». Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать и чаще пощелкивать. «Тепло ли вам, девицы? Тепло ли вам, красные?» — «Поди ты к черту! Разве слеп, вишь, у нас руки и ноги отмерзли». Морозко ещё ниже спустился, сильно приударил и сказал: «Тепло ли вам, девицы?» — «Убирайся ко всём чертям в омут, сгинь, окаянный!» — и девушки окостенели.
Наутро старуха мужу говорит: «Запряги-ка ты, старик, пошевёнки; положи охабочку сенца да возьми шубное опахало19. Чай девки-то приозябли; на дворе-то страшный мороз! Да мотри, воро́вей20, старый хрыч!» Старик не успел и перекусить, как был уж на дворе и на дороге. Приезжает за дочками и находит их мертвыми. Он в пошевёнки деток свалил, опахалом закутал и рогожкой закрыл. Старуха, увидя старика издалека, навстречу выбегала и так его вопрошала: «Что детки?» — «В пошевнях». Ста-руха рогожку отвернула, опахало сняла и деток мертвыми нашла.
Тут старуха как гроза разразилась и старика разбранила: «Что ты наделал, старый пес? Уходил ты моих дочек, моих кровных деточек, моих ненаглядных семечек, моих красных ягодок! Я тебя ухватом прибью, кочергой зашибу!» — «Полно, старая дрянь! Вишь, ты на богатство польстилась, а детки твои упрямицы! Коли я виноват? Ты сама захотела». Старуха посердилась, побранилась, да после с падче-рицею помирилась, и стали они жить да быть да добра наживать, а лиха не поминать. Присватался су-сед, свадебку сыграли, и Марфуша счастливо живет. Старик внучат Морозком стращал и упрямиться не давал. Я на свадьбе был, мед-пиво пил, по усу текло, да в рот не попало.

На карте - Морозко (такой потешный, что больше похож на госпожу Метелицу или на Муилертах, вызывающую бурю), подобрался совсем близко к почему-то малоодетой и простоволосой Марфуше. На плече у него сумка (источник богатства и мудрости), руки охвачены золотистым сиянием (возможность одаривания), на голове - корона (власть над ситуацией). На Марфуше - красный сарафан (кусочек жизни среди зимы).

Ключевые слова по Хант: прямота/честность, поддержка, богатство. Награда прошедшему испытание, возможность одарить, подарок от мужчины.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:15

Изображение

Принцесса Монет - Принцесса на горошине (Андерсен)

Жил-был принц, он хотел взять себе в жены принцессу, да только настоящую принцессу. Вот он и объехал весь свет, искал такую, да повсюду было что-то не то; принцесс было полно, а вот настоящие ли они, этого он никак не мог распознать до конца, всегда с ними было что-то не в порядке. Вот и воротился он домой и очень горевал: уж так ему хотелось настоящую принцессу.
Как-то ввечеру разыгралась страшная буря; сверкала молния, гремел гром, дождь лил как из ведра, ужас что такое! И вдруг в городские ворота постучали, и старый король пошел отворять.
У ворот стояла принцесса. Боже мой, на кого она была похожа от дождя и непогоды! Вода стекала с ее волос и платья, стекала прямо в носки башмаков и вытекала из пяток, а она говорила, что она настоящая принцесса.
"Ну, это мы разузнаем!" -- подумала старая королева, но ничего не сказала, а пошла в опочи-вальню, сняла с кровати все тюфяки и подушки и положила на доски горошину, а потом взяла двадцать тюфяков и положила их на горошину, а на тюфяки еще двадцать перин из гагачьего пуха.
На этой постели и уложили на ночь принцессу.
Утром ее спросили, как ей спалось.
-- Ах, ужасно плохо! -- отвечала принцесса. -- Я всю ночь не сомкнула глаз. Бог знает, что там у меня было в постели! Я лежала на чем-то твердом, и теперь у меня все тело в синяках! Это просто ужас что такое!
Тут все поняли, что перед ними настоящая принцесса. Еще бы, она почувствовала горошину че-рез двадцать тюфяков и двадцать перин из гагачьего пуха! Такой нежной может быть только настоящая принцесса.
Принц взял ее в жены, ведь теперь-то он знал, что берет за себя настоящую принцессу, а горо-шина попала в кунсткамеру, где ее можно видеть и поныне, если только никто ее не стащил.
Знайте, что это правдивая история!

На карте - принцесса, просыпающаяся утром, вся в синяках, на своем ложе из сорока тюфяков, под премиленьким лоскутным одеялом. На изголовье нарисованы зеленые разводы растущего гороха. Проведя ночь в таких ужасных условиях, принцесса подтвердила свой статус (обладание монетой, пен-таклем), а, выйдя замуж за принца, закрепит его, после чего начнет движение от принцессы к королеве. Как персона - девушка, достойная во всех отношениях.

Ключевые слова по Хант: материальные проявления элемента земли, честь, истина. Подтверждение статуса.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:16

Изображение

Принц Монет - Джек - победитель великанов (английская сказка)

В царствование доброго короля Артура[1] в графстве Корнуэлл, на мысу Лэндс-энд жил крестья-нин и был у этого крестьянина единственный сын по имени Джек. Джек был ловкий парень с таким быст-рым и живым умом, что никто и ни в чем не мог с ним потягаться.
В те дни на островке, именуемом Корнуэллская гора, обитал страшный великан — Корморен. Ростом он был в восемнадцать футов, в обхват целых три ярда, а лицом- страшилище. Был он так сви-реп и грозен, что все окрестные города и села дрожали перед ним. Жил Корморен в пещере, в самом сердце горы, а когда ему хотелось есть, он брел по воде на большую землю и хватал все, что ни попа-далось под руку.
Завидев его, люди покидали свои дома и разбегались кто куда. Великан ловил их скот, — ему было нипочем тащить на спине полдюжины быков зараз, а овец и свиней он просто нанизывал себе на пояс, как связку сальных свечей. Многие годы он был грозой всего Корнуэлла и довел жителей до полного отчаяния.
Но вот в городской ратуше созвали совет, чтобы решить, как бороться с великаном, и туда зашел Джек. И Джек спросил:
— Какую награду получит тот, кто убьет Корморена?
— Все сокровища великана! — ответили Джеку.
— Тогда поручите это дело мне! — сказал он. Раздобыл себе рожок, кирку и заступ и, как только спустился темный зимний вечер, добрался до Корнуэллской горы и принялся за работу. Не успело на-стать утро, а он уже вырыл яму в двадцать два фута глубиной и футов двадцать в поперечнике, покрыл ее длинными ветками и соломой, а сверху присыпал землей, чтобы казалось, будто это просто ровное место. Уселся Джек на край ямы, подальше от жилища великана, и когда занялся день, приложил к гу-бам свой рожок и заиграл веселый галоп. Великан проснулся и с криком выбежал из пещеры:
— Ах ты негодяй! Как посмел ты нарушить мой покой? Я этого не потерплю! Ну, ты мне дорого заплатишь! Поймаю тебя и целиком изжарю на завтрак!
Но не успел великан выкрикнуть эти угрозы, как рухнул в яму — тут даже Корнуэллская гора за-тряслась.
— Что, великан, попался? — крикнул ему Джек. — Теперь угодишь прямо в преисподнюю! Там достанется тебе за твои угрозы. А как насчет того, чтобы изжарить меня на завтрак? Может, лучше что другое скушаешь? Зачем тебе бедный Джек?
Поиздевавшись над великаном, Джек ударил его со всего размаху тяжелой киркой по макушке и убил наповал. Потом засыпал яму землей и отправился искать пещеру Корморена. Нашел пещеру, а в ней — груду сокровищ!
Городской магистрат узнал о подвиге Джека и объявил всем, что отныне Джека следует вели-чать: Джек — победитель великанов
И пожаловал Джеку меч и пояс, на котором были золотом вышиты слова:
Сей корнуэллский отрок смел - Он Корморена одолел.
Весть о победе Джека вскоре разнеслась по всей Западной Англии, дошла до другого великана, Бландебора, и он поклялся отомстить Джеку при первой же встрече. Бландебор владел заколдованным замком, что стоял посреди дремучего леса.
И вот месяца четыре спустя Джек отправился в Уэльс и проходил по опушке этого леса. Он очень устал, присел отдохнуть возле веселого родника, да и заснул крепким сном. А пока он спал, к роднику пришел за водой сам Бландебор; увидел Джека, прочитал надпись на его поясе и сразу узнал, что это Джек — Победитель Великанов. Недолго думая великан взвалил Джека на плечи и потащил в свой замок.
Дорогой пришлось ему пробираться через чащу, и шум ветвей разбудил Джека. С ужасом и удивлением Джек понял, что попал в лапы великана; но самое страшное было впереди!
Когда Бландебор вошел в свой замок, Джек увидел что все вокруг усеяно человеческими костя-ми. А великан к тому же сказал, что немного погодя тут будут валяться и Джековы косточки. Потом Бландебор запер бедного Джека в огромной комнате, а сам пошел за другим великаном — своим бра-том, который жил в том же лесу, — чтобы вместе с ним полакомиться юношей.
Джек подождал-подождал, потом подошел к окну и увидел вдали двух великанов: они шли к зам-ку.
«Ну, — подумал Джек, — сейчас я либо умру, либо спасусь!» Тут он заметил, что в углу комнаты лежат крепкие веревки. Вот Джек взял две веревки, завязал на конце каждой надежную петлю, и пока великаны отпирали железную дверь, накинул им петли на шею, а концы веревок перебросил через балку и что было силы потянул вниз. Великаны задохнулись. Джек отпустил веревки, выхватил свой меч и пронзил обоих братьев. Потом взял ключи Бландебора и отпер ими все комнаты. В комнатах он нашел трех прекрасных девушек; они были привязаны друг к другу за волосы и умирали с голоду.
— Прекрасные леди! — сказал им Джек. — Я умертвил чудовище и его жестокого брата. Вы сво-бодны!
Тут Джек вручил девушкам все ключи и пошел своей дорогой в Уэльс.
Джек спешил и шагал очень быстро, но заблудился. Ночь застала его в дороге, а жилья поблизо-сти не было. Наконец Джек забрел в какую-то ложбину и увидел большой дом. Собрался с духом и по-стучал в ворота. И тут, к его изумлению, из дома вышел громадный великан о двух головах.
Однако он казался не таким свирепым, как другие великаны. Ведь это был уэльский великан, и людям он причинял зло исподтишка, прикидываясь их другом. Джек попросился переночевать, и великан отвел его в спальню. А посреди ночи Джек услышал, как его хозяин бормочет в соседней комнате:
Хоть лег ты на мою кровать, С кровати той тебе не встать — По ней дубье пойдет плясать!
— Так вот что ты задумал! — прошептал Джек. — Узнаю твои уэльские штучки! Но я тебя пере-хитрю!
Тут Джек вскочил с кровати, положил на нее бревно, а сам спрятался в углу. Поздно ночью уэль-ский великан вошел в комнату и принялся молотить тяжелой дубиной по кровати. Он был уверен, что перемолол Джеку все кости, но Джек наутро вышел из своего угла и, усмехаясь, поблагодарил хозяина за ночлег.
— Хорошо ли отдохнул? — спросил его великан. — Может, тебя что-нибудь беспокоило ночью?
— Да нет! — ответил Джек. — Вот только крыса какая-то раза два задела меня хвостом.
Подивился великан. Потом повел Джека завтракать и поставил перед ним пудовую миску мучно-го пудинга. Джеку не хотелось признаться, что ему столько не съесть. Вот он сунул себе под куртку большой кожаный мешок и, пока ел, незаметно перекладывал туда пудинг, а после завтрака сказал ве-ликану, что сейчас покажет ему чудо. Взял нож и распорол мешок — пудинг-то весь и вывалился!
— Черт побери! — вскричал великан. — Такое чудо и мы можем тебе показать! Схватил нож, вспорол себе брюхо и тут же упал мертвым.
В это самое время единственный сын короля Артура попросил у отца кучу денег — хотел он по-пытать счастья в Уэльсе, где жила красавица, одержимая семью злыми духами. Король всячески отгова-ривал сына, но тщетно. Наконец пришлось ему уступить, и принц тронулся в путь с двумя конями — на одном сам ехал, а на другом вьюк с деньгами вез.
Через несколько дней принц въехал в один уэльский город и увидел на площади большую толпу. Он спросил людей, зачем они собрались, и те ответили, что стерегут покойника, — не дают его хоронить, потому что он при жизни большие деньги им задолжал. Подивился принц жестокосердию заимодавцев и сказал:
— Ступайте похороните его, а заимодавцы пусть придут ко мне — я им все выплачу сполна. Тут принца осадило столько людей, что к вечеру у него осталось всего два пенса.
В это время через город проходил Джек — Победитель Великанов. Щедрость принца пришлась ему по душе, и юноша попросился к нему на службу. Принц согласился взять Джека, и наутро они трону-лись в путь вместе. Когда они выезжали из города, принца окликнула какая-то старуха. Она сказала:
— Вот уже семь лет, как покойник взял у меня в долг два пенса. Прошу вас, заплатите мне, как платили другим!
Принц сунул руку в карман, вытащил последние свои деньги и отдал их женщине. У Джека еще оставалось несколько монет, но путники в тот же день истратили их на обед и оба оказались без гроша.
Перед самым заходом солнца королевский сын сказал:
— Где же нам ночевать, Джек? Ведь денег-то у нас нет.
На это Джек ответил:
— Ночлег найдется, господин мой! В двух милях отсюда живет мой дядя — огромный, страшный великан о трех головах. Ему нипочем сразиться с пятьюстами воинами в доспехах и разогнать их, как мух!
— Ну, — сказал принц, — тогда нам у него делать нечего! Великан проглотит нас одним махом. Да что там! Ведь мы с тобой в дупле его гнилого зуба уместимся!
— Пустяки! — возразил Джек. — Я пойду вперед и подготовлю тебе встречу. Оставайся здесь и жди, пока я не вернусь!
И Джек во весь опор поскакал дальше.
Подъехал к воротам замка и застучал так громко, что стук его отдался эхом от всех окрестных холмов. А великан загремел в ответ громовым голосом:
— Кто там? Джек молвил:
— Это я, твой бедный племянник Джек. Великан спросил:
— Какие вести принес мой бедный племянник Джек?
— Видит бог, плохие, дорогой дядюшка! — ответил Джек.
— Но-но! — сказал великан. — Разве можно приносить мне плохие вести? Ведь я — Трехголовый великан. Я, как ты знаешь, выхожу сражаться против пятисот воинов в доспехах, и они разлетаются от меня во все стороны, как солома по ветру.
— Да, но сюда идет королевский сын с целой тысячей вооруженных воинов! — сказал Джек. — Они хотят убить тебя и уничтожить все твое имущество!
— Вот как, племянник Джек! — молвил великан. — Ну, это и впрямь плохие вести! Я побегу спря-чусь, а ты запри меня на замок, на засов и на задвижку да держи ключи при себе, пока принц не уберет-ся отсюда.
Джек запер великана и поехал за принцем. В замке путники веселились всласть, а бедняга вели-кан лежал и трясся в подземелье.
Наутро Джек спозаранку запасся золотом и серебром для своего господина и посоветовал ему уехать на три мили вперед — ведь за три мили великан не мог чуять принца. Потом Джек вернулся и вы-пустил дядюшку из подземелья.
— Чем тебя наградить за то, что ты спас мой замок от разгрома? — спросил великан.
— Да что там! — ответил Джек. — Ничего мне не надо. Вот разве отдай мне свою поношенную куртку, шапку да еще старый ржавый меч и ночные туфли, что валяются у тебя под кроватью.
— Ты не знаешь чего просишь! — сказал великан. — Ведь это мои самые драгоценные сокрови-ща. Стоит тебе надеть куртку, и ты станешь невидимкой. Шапка расскажет тебе обо всем, что ты захо-чешь узнать. Меч изрубит на куски все, что ты им ударишь. А туфли во мгновение ока унесут тебя куда пожелаешь. Но уж так и быть! Ты мне хорошо послужил. Дарю тебе от чистого сердца все, что просишь!
Джек поблагодарил дядюшку, забрал подарки и ушел. Он быстро нагнал своего господина, и вскоре они подъехали к дому красавицы, которую искал принц. А она узнала, что принц явился просить ее руки, и угостила его на славу. После пиршества прекрасная леди объявила принцу, что хочет задать ему задачу. Она вытерла платком губы и сказала:
— Завтра утром вы должны показать мне этот самый платок. Иначе не сносить вам головы!
И она спрятала платок у себя на груди. Принц лег спать в большой тревоге. Но всеведущая шап-ка Джека рассказала им, как достать платок.
В полночь красавица вызвала своего приятеля-духа и велела ему отнести ее к Люциферу. А Джек надел куртку-невидимку и туфли-скороходы и примчался к сатане вслед за красавицей. Она вошла в сатанинскую обитель и сразу же отдала свой платок Люциферу, а тот положил его на полку. Джек не-медля схватил платок и принес его своему господину. А утром принц показал платок прекрасной леди и тем спас свою жизнь.
В тот день леди поцеловала принца и сказала, что наутро он должен показать ей губы, которые она целовала прошлой ночью. Иначе не сносить ему головы!
— Хорошо, покажу! — ответил принц. — Только обещайте никого больше не целовать, кроме ме-ня!
— Как бы там ни было, — молвила красавица, — если вы не выполните моего приказа, вас ждет смерть.
В полночь она снова отправилась к Люциферу и побранила его за то, что он не уберег ее платка.
— Ну, на этот раз, — сказала красавица, — я не дам пощады принцу! Вот поцелую тебя, а он пусть-ка покажет мне твои губы!
И поцеловала сатану. Но только она отошла, как Джек отрубил Люциферу голову, спрятал ее под курткой-невидимкой и отнес своему господину.
Утром принц поднял голову сатаны за рога и показал ее красавице. И сразу наваждение рассея-лось; злой дух покинул прекрасную леди, и она предстала перед юношей во всей своей красе.
На другой день они обвенчались и вскоре уехали ко двору короля Артура. Там Джек за все свои великие подвиги был посвящен в рыцари Круглого стола.
Спустя некоторое время Джек снова отправился на поиски великанов. Не успел он далеко отъе-хать, как увидел пещеру. У входа в нее на деревянном чурбане сидел великан с узловатой чугунной па-лицей на боку. Вытаращенные глаза великана горели огнем, уродливое лицо его было свирепо, щеки походили на свиные окорока, а борода топорщилась словно железные прутья. Волосы падали на его могучие плечи как извивающиеся змеи, как шипящие гадюки.
Джек соскочил с коня, накинул куртку-невидимку и пошел к великану, бормоча про себя:
— Ага, вот ты где! Ну, ты и глазом не моргнешь, как я схвачу тебя за бороду!
Великан не видел Джека, — ведь тот был в куртке-невидимке. И вот Джек подкрался к чудовищу и ударил его мечом по голове, но промахнулся и вместо головы отрубил ему нос. Великан взревел, будто гром загремел, и в бешенстве принялся размахивать чугунной палицей. Но Джек забежал сзади и вогнал ему свой меч в спину по самую рукоятку. Великан мертвый повалился на землю. Тут Джек отрубил ему голову и отослал ее вместе с головой другого великана — его брата — королю Артуру. Пришлось ему нанять возчика и взвалить головы на повозку.
Потом Джек решил зайти в пещеру великана, поискать там его сокровища. Долго он шагал по длинным ходам и переходам и, наконец, добрался до большой комнаты, мощеной нетесанным камнем. В глубине этой комнаты стоял кипящий котел, а справа от него громадный стол, — за этим столом вели-кан всегда обедал. В соседнюю комнату выходило окно с железной решеткой. Джек заглянул в него и увидел огромную толпу несчастных пленников. Они заметили Джека и закричали:
— Ох, юноша, неужто и тебе придется погибать вместе с нами в этой страшной берлоге?
— Да, — ответил Джек. — Но скажите, почему вы под замком?
— Нас держат тут, пока великанам не захочется есть, — ответил один пленник, — а тогда самого толстого из нас режут. Кроме нас, великаны едят других убитых ими людей!
— Хорошо, нечего сказать! — отозвался Джек.
Он тут же отпер ворота и выпустил всех пленников на свободу. Они обрадовались, как радуются смертники, когда получат помилование.
Потом Джек обыскал сундуки великанов, поровну разделил золото и серебро между пленниками и, наконец, проводил их в соседний замок, где они пировали и веселились, празднуя свое освобождение.
Но вдруг, в самый разгар веселья, гонец принес весть, что двухголовый великан Тандерделл ус-лышал о смерти своих родичей и прибыл из северных долин, чтобы отомстить Джеку; он сейчас уже всего в одной миле от замка, и все окрестные жители бегут от него кто куда. Но Джек ничуть не испугался.
— Попробуй он сюда сунуться, я ему все зубы пересчитаю! А вас, господа, прошу выйти в сад и посмотреть, как будет убит великан Тандерделл!
Замок стоял на островке, окруженном рвом глубиной в тридцать футов и шириной в двадцать. Ров был залит водой, и переходили через него по разводному мосту.
И вот Джек нанял людей, чтобы те обрубили мост с боков почти до самой середины. Потом на-дел куртку-невидимку и выступил против великана с острым мечом в руках. Великан не видел Джека, но учуял его по запаху и закричал:
Фи-фай-фо-фам!
Дух британца чую там!
Мертвый он или живой,
Попадет на завтрак мой!
— Ах, вот как! — молвил Джек. — Ну и обжора же ты!
А великан снова закричал:
— Так это ты, негодяй, погубил моих родичей?! Вот я сейчас растерзаю тебя зубами, высосу из тебя кровь, а кости твои сотру в порошок!
— Сначала поймай меня! — ответил Джек и сбросил свою куртку-невидимку, чтобы великан его увидел.
Потом надел туфли-скороходы и побежал прочь. А великан погнался за ним, и чудилось, будто это какой-то замок сдвинулся с места и сама земля трясется под каждым его шагом.
Джек долго заставлял великана гоняться за ним — хотелось ему позабавить дам и кавалеров. Потом решил, что пора кончать игру, и легко взбежал на мост. Великан во весь дух мчался за ним с ду-биной в руках. Но не успел он добраться до середины, как мост провалился под тяжелым грузом, и великан рухнул вниз головой прямо в воду и стал ворочаться и барахтаться в ней, словно кит. А Джек стоял возле рва и потешался над ним. Но как ни злился великан, слыша насмешки Джека, как ни метался в воде, не удалось ему выбраться из рва, чтобы рассчитаться с врагом.
Наконец Джек схватил вожжи, накинул их великану на головы и с помощью упряжки лошадей вы-тащил его на берег, потом отрубил своим острым мечом обе головы и отослал их королю Артуру.
Некоторое время Джек провел в празднествах и развлечениях, а потом опять покинул прекрас-ных дам и рыцарей и отправился на поиски приключений. Через многие леса пробирался Джек, пока, наконец, не подошел к подножию высокой горы. И там, уже поздней ночью, увидел одинокий дом. Он постучал в дверь, и ему открыл старик, с волосами белыми как снег.
— Отец, — сказал ему Джек, — пусти переночевать! Я заблудился, и ночь застала меня в дороге.
— Входи, входи! — ответил старик. — Добро пожаловать в мою убогую хижину.
Джек вошел, они уселись рядом, и старик повел такую речь:
— Сын мой, я вижу по надписи на твоем поясе, что ты великий Победитель Великанов. Так слу-шай же, сын мой! На вершине этой горы стоит заколдованный замок. Им владеет великан Галлигантюа. С помощью одного старого колдуна великан заманивает к себе рыцарей и дам и волшебными чарами превращает их в разных тварей. Но особенно меня печалит судьба дочери герцога. Они схватили ее в отцовском саду и унесли по воздуху в горящей колеснице, запряженной огнедышащими драконами. В замке ее заперли и превратили в белую лань. Многие рыцари пытались рассеять волшебные чары и ос-вободить девушку, да никому это не удалось — у ворот замка сидят два страшных грифона, и они унич-тожают каждого, кто подойдет близко. Но ты, сын мой, пройдешь мимо них невидимо. А на воротах замка ты увидишь высеченную крупными буквами надпись. Она подскажет тебе, как рассеять колдовство. Джек поблагодарил старика и обещал, что утром попытается освободить дочь герцога, хотя бы ему это стоило жизни.
Наутро Джек поднялся, надел куртку-невидимку, волшебную шапку, туфли-скороходы и пригото-вился к битве.
Едва он поднялся на вершину горы, как тотчас увидел огнедышащих грифонов. Но он без страха прошел мимо них — ведь он был в куртке-невидимке. На воротах замка на серебряной цепи висела зо-лотая труба, а под ней были высечены слова:
Кто в золоту трубу подует,
Тот страшный замок расколдует;
Свирепый великан умрет,
И к людям счастье вновь придет.
Как только Джек прочел эти строки, он задул в трубу, и огромный замок затрясся до самого основания, а великана и колдуна охватило великое смятение. Они принялись кусать локти и рвать на себе волосы, чуя, что скоро придет конец их злой власти!
Вдруг великан нагнулся за своей палицей, но тут Джек одним ударом снес ему голову, а колдун поднялся в воздух, и вихрь унес его прочь.
Злые чары рассеялись. Все, что были превращены в птиц и зверей, снова стали людьми, а замок исчез в клубах дыма.
Джек, как всегда, отправил голову великана Галлигантюа ко двору короля Артура, а на другой день и сам отправился туда вместе с рыцарями и дамами, которых освободил.
В награду за верную службу король уговорил герцога отдать дочь за честного Джека.
Они обвенчались, и все королевство веселилось на их свадьбе. А потом король подарил Джеку великолепный замок с богатыми угодьями, и Джек прожил там с женой остаток дней своих в любви и согласии.

На карте - Джек перед воротами замка великана Галлигантюа, его красный плащ - символ актив-ной деятельности. Это последнее усилие Джека на пути обретения атрибута масти - Монеты. Пентакль выбит на камне под его нагами, и будет высвобожден при разрушении замка. Ступени, лежащие впереди также могут обозначать выход на новый уровень, хотя на верхней ступени еще стоят чудовища, закры-вая собственно вход. Два грифона - классический античный символ охранника золота, сокровища.

Ключевые слова по Хант: добросовестность, тяжелая работа, вознаграждение Сосредоточнность на главной задаче. Практик, все пускающий в дело.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:16

Изображение

Туз Монет - Домовые. История первая (Гримм)

Один башмачник не по своей вине так обеднел, что у него наконец ничего больше не оставалось, кроме кожи для единственной пары башмаков. Вот и выкроил он под вечер эти башмаки и хотел их с утра пустить в работу, а так как совесть у него была чиста, то и лег он спокойно в постель, помолился Богу и заснул.
Наутро, помолившись Богу, он хотел было усесться за работу, но оказалось, что башмаки стоят совсем готовые на его столе. Подивился он и даже не знал, как это себе уяснить. Взял он готовые баш-маки в руку, чтобы поближе их рассмотреть, и увидел, что они так чисто сработаны, что ни одного стежка нет в них неправильного - видно, что мастер те башмаки шил. А вскоре после того явился и покупатель, и так как башмаки ему понравились, то заплатил он за них дороже, чем обычно, и башмачник на те деньги мог купить кожи на две пары башмаков.
Он и скроил их с вечера и думал наутро со свежими силами приняться за работу, да это совер-шенно излишним, потому что утром башмаки снова были готовы; да и за покупателями дело не стало, и получил он столько денег, что мог купить кожи на четыре пары башмаков. На другое утро башмачник опять-таки нашел у себя на столе все четыре пары сшитыми и готовыми.
Так и пошло дело далее: что он с вечера накроит, то уж к утру все сшито, так что он вскоре стал сводить концы с концами и наконец стал да- же зажиточным человеком.
Вот и случилось однажды вечером незадолго до Рождества, что он перед сном сказал своей же-не: "А что, если бы мы нынешнюю ночку остались здесь да попытались бы увидеть, кто это нам оказыва-ет такую помощь?" Жена была довольна этим предложением и зажгла свечу; а сами они спрятались в уголок комнаты позади платьев, повешенных на стене, и стали прислушиваться да присматриваться.
Ровно в полночь явились два маленьких красивеньких человечка; совсем маленькие, сели они за рабочий стол башмачника, взяли все накроенные работы и начали своими крошечными пальчиками так проворно и быстро тыкать шилом, тачать да постукивать молоточками, что башмачник в изумлении не мог от них и глаз отвести. И работали они до тех пор, пока всей работы не переделали и не выставили на стол готовую обувь; тогда они живо собрались и исчезли мигом.
На другое утро жена сказала мужу: "Эти маленькие человечки нас обогатили своею работою; должно бы и нам тоже их за это отблагодарить. Они вон какие крошечные, и, верно, им, бедненьким, холодно. Знаешь, что я придумала? Сошью-ка я им каждому по рубашечке, по кафтанцу, по камзольчику и порточкам; да каждому еще, сверх того, свяжу по паре чулочек; а ты стачай им по паре башмачков".
Муж, конечно, согласился, и вечерком, когда у них все было готово, они положили на столе свои подарки и затем попрятались по углам, чтобы посмотреть, как человечки примут от них подарки.
В полночь явились они по-прежнему и хотели тотчас приняться за работу, но когда вместо на-кроенной кожи нашли на столе красивенькие платьица, сначала удивились, а затем очень обрадовались.
С величайшей быстротой они нарядились в сшитое для них платье, оправили на себе все-все складочки одежды и запели:
Мы теперь нарядны - и давай гулять!
Нечего нам больше сапоги тачать!
И стали кружиться и плясать, и прыгать через стулья и скамейки. Наконец они доплясали до две-рей и за дверьми исчезли. И с этого времени они больше не возвращались; но башмачнику везло по-прежнему в течение всей его жизни, и всегда во всем была ему удача.
Вторая сказка
Жила-была бедная служанка, чистоплотная и на службу ретивая; она каждый день убирала дом и вытряхивала сор.
Однажды, когда служанка только что собиралась приняться за работу, она нашла у двери письмо и, так как не могла его прочесть, то поставила метлу в уголок и принесла письмо к своим господам; а в том письме оказалось приглашение от домовых духов, которые звали девушку крестить у них ребенка.
Девушка колебалась, как ей поступить; но наконец после многих уговоров и после того, как гос-пода сказали ей, что от такого приглашения нельзя отказываться, она согласилась. Тогда явились трое домовых и повели девушку внутрь гору, где жили эти маленькие человечки.
В их жилье все было маленькое, но такое красивое и миленькое, что и описать невозможно. Ро-дильница лежала на кровати из черного дерева, украшенной жемчужинками, одеяльца были золотом расшиты, колыбелька - из слоновой кости, а ванночка - из чистого золота.
Покончив с крестинами, девушка хотела было вернуться домой, но маленькие домовые убеди-тельно стали уговаривать ее, чтобы она у них погостила три дня. Она выполнила их желание и провела время в веселье и радости, и маленькие домовые старались ей во всем угодить.
Наконец она собралась домой, и тогда ее маленькие хозяева набили ей полнешеньки карманы золота и вывели ее из горы.
Вернувшись домой, девушка задумала приняться за свою обычную работу, взяла было в руки метлу, которая, как и прежде, стояла в том же углу, и начала подметать. Но из дома вышли какие-то не-знакомые люди и спросили у девушки, кто она и что она здесь делает.
Оказалось, что она пробыла в горе у маленьких домовых не три дня, а семь лет, и ее прежние господа тем временем успели умереть.
Третья сказка
У одной матери маленькие домовые духи похитили ее ребенка из колыбели, а на место его по-ложили оборотня, большеголового и пучеглазого, который только и знал, что все требовал есть да пить.
В такой беде побежала мать к своей соседке и стала просить у нее совета.
Соседка посоветовала вынести оборотня в кухню, посадить на очаг, раз- вести огонь и в двух яичных скорлупках кипятить при нем воду: это должно рассмешить оборотня, а уж если удастся рассме-шить его, так удастся и избавиться от него.
Мать все исполнила по совету соседки. Когда она поставила над огнем яичные скорлупки с во-дою, головастый оборотень заговорил:
Хоть я и постарше
Столетнего леса,
А все не могу тут понять ни бельмеса!
И начал хохотать. Во время его хохота вдруг явилось множество маленьких домовых, которые возвратили матери похищенное дитя, а своего оборотня унесли.

На карте - два домовых духа, тачающие для хозяев дома дамский башмачок, оба работают золотыми нитками (символ изобилия и роскоши). В окно заглядывает полная улыбающаяся луна (целостность). Ножницы рядом - символ непредсказуемости судьбы.

Ключевые слова по Хант: помощь, материальный рост. В доме уже есть то, что может стать источником денег. Общие принципы финансового роста, прибыли, прироста.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:17

Изображение

2 Монет - Рике с хохолком (Перро)

Жила когда-то королева, у которой родился сын, такой безобразный, что долгое время сомнева-лись — человек ли он. Волшебница, присутствовавшая при его рождении, уверяла, что все обернется к лучшему, так как он будет весьма умен; она даже прибавила, что благодаря особому дару, полученному им от нее, он сможет наделить всем своим умом ту особу, которую полюбит более всего на свете. Это несколько утешило бедную королеву, которая весьма была огорчена тем, что родила на свет такого гадкого малыша. Правда, как только этот ребенок научился лепетать, он сразу же стал говорить премилые вещи, а во всех его поступках было столько ума, что нельзя было не восхищаться. Я забыл сказать, что родился он с маленьким хохолком на голове, а потому его и прозвали: Рике с хохолком. Рике было имя всего его рода. Лет через семь или восемь у королевы одной из соседних стран родились две дочери. Та из них, что первой явилась на свет, была прекрасна, как день; королеве это было столь приятно, что окружающие опасались, как бы ей от слишком сильной радости не стало худо. Та самая волшебница, которая присутствовала при рождении Рике с хохолком, находилась и при ней и, дабы ослабить ее радость, объявила, что у маленькой принцессы вовсе не будет ума и что насколько она красива, настолько она будет глупа. Это очень огорчило королеву, но несколько минут спустя она испытала огорчение еще большее: она родила вторую дочь, и та оказалась чрезвычайно некрасивой. — Не убивайтесь так, сударыня, — сказала ей волшебница, — ваша дочь будет вознаграждена иными качествами, и будет у ней столько ума, что люди не заметят в ней недостатка красоты. — Дай бог, — ответила королева, — но нельзя ли сделать так, чтобы старшая, такая красивая, стала немного поумнее? — Что до ума, сударыня, я ничего не могу для нее сделать, — сказала волшебница, — но я все могу, когда дело идет о красоте, а так как нет такой вещи, которой я бы не сделала для вас, то она получит от меня дар — наделять красотой того, кто ей понравится. По мере того как обе принцессы подрастали, умножались и их совершенства, и повсюду только и было речи, что о красоте старшей и об уме младшей. Правда и то, что с годами весьма усиливались и их недостатки. Младшая дурнела прямо на глазах, а старшая с каждым днем становилась все глупее. Она или ничего не отвечала, когда ее о чем-либо спрашивали, или говорила глупости. К тому же она была такая неловкая, что если переставляла на камине какие-нибудь фарфоровые вещицы, то одну из них непременно разбивала, а когда пила воду, то половину стакана всегда выливала себе на платье. Хотя красота — великое достоинство в молодой особе, все же младшая дочь всегда имела больший успех, чем старшая. Сперва все устремлялись к красавице, чтоб поглядеть на нее, полюбоваться ею, но вскоре уже все шли к той, которая была умна, потому что ее приятно было слушать; можно было только удивляться, что уже через четверть часа, даже раньше, никого не оставалось подле старшей, а все гости окружали младшую. Старшая, хоть и была весьма глупа, замечала это и не пожалела бы отдать всю свою красоту, лишь бы наполовину быть такой умной, как ее сестра. Королева, как ни была разумна, все же порой не могла удержаться, чтоб не попрекнуть дочь ее глупостью, и бедная принцесса чуть не умирала от этого с горя. Как-то раз в лесу, куда она пошла поплакать о своей беде, к ней подошел человек очень уродливой и неприятной наружности, одетый, впрочем, весьма пышно. Это был молодой принц Рике с хохолком: влюбившись в нее по портретам, которые распространены были во всем мире, он оставил королевство своего отца ради удовольствия повидать ее и поговорить с нею. В восторге от того, что встретил ее здесь совсем одну, он подошел к ней и представился как только мог почтительнее и учтивее. Он приветствовал ее, как подобает, и тут, заметив, что принцесса очень печальна, сказал ей: — Не понимаю, сударыня, отчего это особа столь прекрасная, как вы, может быть столь печальна? Хоть я и могу похвалиться. что видел множество прекрасных особ, все же, надо сказать, не видел ни одной, чья красота напоминала бы вашу. — Вы так любезны, сударь,— ответила ему принцесса и больше ничего не могла придумать. — Красота, — продолжал Рике с хохолком, — столь великое благо, что она все остальное может нам заменить, а когда обладаешь ею, то, мне кажет-ся, ничто уже не может особенно печалить нас. — Я бы предпочла, — сказала принцесса, — быть столь же уродливой, как вы, но быть умной, вместо того чтобы быть такой красивой, но такой глупой. — Ничто, сударыня, не служит столь верным признаком ума, как мысль об его отсутствии, и такова уж его природа, что чем больше его имеешь, тем больше его недостает. — Не знаю, — сказала принцесса, — знаю только, что я очень глупа, оттого-то и убивает меня печаль. — Если только это огорчает вас, сударыня, я легко могу положить конец вашей печали. — А как вы это сделаете? — спросила принцесса. — В моей власти, сударыня, — сказал Рике с хохолком, — наделить всем моим умом ту особу, которую я полюблю более всего на свете. А так как эта особа — вы, сударыня, то теперь от вас одной зависит стать умной, лишь бы вы согласились выйти замуж за меня. Принцесса была совсем озадачена и ничего не ответила. — Вижу, — сказал Рике с хохолком, — что это предложение смущает вас, но я не удивляюсь и даю вам сроку целый год, чтобы вы могли принять решение. Принцессе настолько не хватало ума, и в то же время ей так сильно хотелось иметь его, что она вообразила, будто этому году никогда не будет конца, — и вот она приняла сделанное ей предложение. Не успела она пообещать Рике, что выйдет за него замуж ровно через год, как почувствовала себя совсем иною, нежели раньше. Теперь она с поразительной легкостью могла говорить все, что хотела, и говорить умно, непринужденно и естественно. В ту же минуту она начала с принцем Рике любезный и легкий разговор и с таким блеском проявила в нем свой ум, что Рике с хохолком подумал, не дал ли он ей больше ума, чем оставил себе самому. Когда она вернулась во дворец, весь двор не знал, что и подумать о таком внезапном и необыкновенном превращении: насколько прежде все привыкли слышать от нее одни только глупости, настолько теперь удивлялись ее здравым и бесконечно остроумным речам. Весь двор был так обрадован, что и представить себе нельзя; только младшая сестра осталась не очень довольна, потому что, уже не превосходя теперь умом сестру, она рядом с нею казалась всего лишь противным уродом. Король стал слушаться советов старшей дочери и нередко в ее покоях совещался о делах. Так как слух об этой перемене распространился повсюду, то молодые принцы из всех соседних королевств стали пытаться заслужить ее любовь, и почти все просили ее руки; но ни один из них не казался ей достаточно умным, и она выслушивала их, никому ничего не обещая. Но вот к ней явился принц столь могущественный, столь богатый, столь умный и столь красивый, что принцесса не могла не почувствовать к нему расположения. Отец ее, заметив это, сказал, что предоставляет ей выбрать жениха и что решение зависит только от нее. Чем умнее человек, тем труднее принять решение в таком деле, а потому, поблагодарив отца, она попросила дать ей время на размышление. Случайно она пошла гулять в тот самый лес, где встретила принца Рике, чтобы на свободе подумать о том, что ей предпринять. Гуляя там в глубокой задумчивости, она вдруг услышала глухой шум под ногами, как будто какие-то люди ходят, бегают, суетятся. Внимательно прислушавшись, она разобрала слова. Кто-то говорил: "Принеси мне этот котелок!" А кто-то другой: "Подай мне тот котелок". А третий: "Подложи дров в огонь". В тот же миг земля разверзлась, и у себя под ногами принцесса увидела большую кухню, которую наполняли повара, поварята и все прочие, без кого никак не приготовить роскошного пира. От них отделилась толпа человек в двадцать или тридцать; то были вертельщики, они направились в одну из аллей, расположились там вокруг длинного стола и, со шпиговальными иглами в руках, в шапках с лисьими хвостиками на головах, дружно принялись за работу, напевая благозвучную песню. Принцесса, удивленная этим зрелищем, спросила их, для кого они трудятся. — Это, сударыня, — отвечал самый видный из них, — для принца Рике, завтра его свадьба. Принцесса удивилась еще больше и, вспомнив вдруг, что сегодня исполнился ровно год с того дня, как она обещала выйти замуж за принца Рике, еле устояла на ногах. Не помнила она об этом оттого, что, давая обещание, была еще глупой, и, получив от принца ум, который он ей подарил, забыла все свои глупости. Она продолжала свою прогулку, но не успела пройти и тридцати шагов, как пред ней предстал Рике с хохолком, исполненный отваги, в великолепном наряде, ну, словом, как принц, готовящийся к свадьбе. — Вы видите, сударыня, — сказал он, — я свято сдержал слово и не сомневаюсь, что вы тоже пришли сюда затем, чтобы исполнить ваше обещание и сделать меня самым счастливым среди людей, отдав мне вашу руку. — Признаюсь вам откровенно, — ответила принцесса, — я еще не приняла решения, какое хотелось бы вам, и не думаю, чтобы когда-нибудь приняла. — Вы удивляете меня, сударыня! — сказал ей Рике с хохолком. — Верю, — ответила принцесса, — и конечно уж, если бы я имела дело с человеком грубым или глупым, то была бы в великом затруднении. "Слово принцессы свято, — сказал бы он мне, — и вы должны выйти за меня замуж, раз вы мне обещали!" Но я говорю с человеком самым умным во всем мире, а потому уверена, что вас удастся убедить. Вы знаете, что, когда я еще была глупой, я все-таки и тогда не решалась выйти за вас замуж, — так как же вы хотите, чтобы теперь, обладая умом, который вы мне дали и от которого я стала еще разборчивее, чем была прежде, я приняла решение, какое не смогла принять даже в ту пору? Если вы и вправду собирались на мне жениться, то напрасно вы избавили меня от моей глупости и научили во всем разбираться.
— Если глупому человеку, как вы только что сказали, — возразил Рике с хохолком, — было бы позволено попрекать вас изменой вашему слову, то почему же мне, сударыня, вы не разрешаете посту-пить так же, когда дело идет о счастье моей жизни? Какой смысл в том, чтобы люди умные оказывались в худшем положении, чем те, у которых вовсе нет ума? Вы ли это говорите, вы, у которой столько ума и которая так хотела поумнеть? Но давайте вернемся к делу. Если не считать моего уродства, что не нра-вится вам во мне? Вы недовольны моим родом, моим умом, моим нравом, моим поведением? — Ничуть, — отвечала принцесса, — мне нравится в вас все, что вы перечислили сейчас. — Если так, — сказал Рике с хохолком, — я очень рад, потому что вы можете сделать меня самым счастливым из смертных. — Как же это может быть? — удивилась принцесса. — Так будет, — ответил принц Рике, — если вы полюбите меня настолько, что пожелаете этого, а чтобы вы, сударыня, не сомневались, знайте: от той самой волшебницы, что в день моего рождения наградила меня волшебным даром и позволила мне наделить умом любого человека, какого мне заблагорассудится, вы тоже получили дар — вы можете сделать красавцем того, кого полюбите и кого захотите удостоить этой милости. — Если так, — сказала принцесса, — я от души желаю, чтоб вы стали самым прекрасным и самым любезным принцем на всей земле, и, насколько это в моих силах, приношу вам в дар красоту. Не успела принцесса произнести эти слова, как принц Рике уже превратился в самого красивого, самого стройного и самого любезного человека, какого мне случалось видеть. Иные уверяют, что чары волшебницы здесь были ни при чем, что только любовь произвела это превращение. Они говорят, что принцесса, поразмыслив о постоянстве своего поклонника, о его скромности и обо всех прекрасных свойствах его ума и души, перестала замечать, как уродливо его тело, как безобразно его лицо: горб его стал теперь придавать ему некую особую важность, в его ужасной хромоте она теперь видела лишь манеру склоняться чуть набок, и эта манера приводила ее в восторг. Говорят даже, будто глаза его казались ей теперь даже более блестящими оттого, что были косы, будто в них она видела выражение страстной любви, а его большой красный нос приобрел для нее какие-то таинственные, даже героические черты. Как бы то ни было, принцесса обещала Рике тотчас же выйти за него замуж, лишь бы он получил согласие ее отца. Король, узнав, сколь высоко его дочь ставит принца Рике, который к тому же был ему известен как принц весьма умный и рассудительный, был рад увидеть в нем своего зятя. Свадьбу отпраздновали на другой день, как и предвидел Рике с хохолком, и в полном согласии с приказаниями, которые он успел дать задолго до того.

На карте изображены Принцесса и Рике, ведущие второй разговор в лесу. Карта условно разделена на две части - за спиной у Рике голый, пожелтевший, бесплодный лес, а за спиной у принцессы - зеленый и цветущий. Цветки бругмансии над головой у принцессы обозначают свадебные колокола и предвещают счастье. Принцесса, уже наделенная умом, выбирает между верностью своему слову и отказом от него.

Ключевые слова по Хант: балансирование между двумя выборами
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:18

Изображение

3 Монет - Три поросёнка (английская сказка)

Жили-были на свете три поросенка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками.
Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф. Все лето они кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах.
Но вот наступила осень.
Солнце уже не так сильно припекало, серые облака тянулись над пожелтевшим лесом.
- Пора нам подумать о зиме, - сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. - Я весь дрожу от холода. Мы можем простудиться. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.
Но его братьям не хотелось браться за работу. Гораздо приятнее в последние теплые дни гулять и прыгать по лугу, чем рыть землю и таскать тяжелые камни.
- Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем - сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.
- Когда нужно будет, я сам построю себе дом, - сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.
- Я тоже, - добавил Ниф-Ниф.
- Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, - сказал Наф-Наф.
- Я не буду вас дожидаться.
С каждым днем становилось все холоднее и холоднее.
Но Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Им и думать не хотелось о работе. Они бездельничали с утра до вечера. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.
- Сегодня мы еще погуляем, - говорили они, - а завтра с утра возьмемся за дело.
Но и на следующий день они говорили то же самое.
И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.
Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посовето-вавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова.
Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:
- Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!
Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу.
Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик.
Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев.
Так он и сделал.
Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов.
Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:
- У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!
Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.
- Ну, вот и твой дом готов! - сказал Ниф-Ниф брату. - Я говорил, что мы и одни справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!
- Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! – сказал Нуф-Нуф. - Что-то мы его давно не видели!
- Пойдем посмотрим! - согласился Ниф-Ниф.
И оба брата, очень довольные тем, что им ни о чем больше не нужно заботиться, скрылись за кустами.
Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза.
Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к не-му забраться.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.
- Что ты строишь? - в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. - Что это, дом для поросенка или крепость?
- Дом поросенка должен быть крепостью! - спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.
- Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? - весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу.
И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке.
А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча се-бе под нос песенку:
- Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь,
В эту дверь, в эту дверь!
- Это он про какого зверя? - спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.
- Это ты про какого зверя? - спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.
- Это я про волка! - ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.
- Посмотрите, как он боится волка! - сказал Ниф-Ниф.
- Он боится, что его съедят! - добавил Нуф-Нуф.
И братья еще больше развеселились.
- Какие здесь могут быть волки? - сказал Ниф-Ниф.
- Никаких волков нет! Он просто трус! - добавил Нуф-Нуф.
И оба они начали приплясывать и петь:
- Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.
- Пойдем, Нуф-Нуф, - сказал тогда Ниф-Ниф. - Нам тут нечего делать!
И два храбрых братца пошли гулять.
По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.
- Что за шум? - недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда до-носились визг и хрюканье двух маленьких, глупых поросят.
- Ну, какие тут могут быть волки! - говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.
- Вот мы его схватим за нос, будет знать! - добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.
- Повалим, да еще свяжем, да еще ногой вот так, вот так! – расхвастался Ниф-Ниф и показал, как они будут расправляться с волком.
И братья опять развеселились и запели:
- Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
И вдруг они увидели настоящего живого волка!
Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зуба-стая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали.
Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.
Волк приготовился к прыжку, щелкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опом-нились и, визжа на весь лес, бросились наутек.
Никогда еще не приходилось им так быстро бегать!
Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, поросята неслись каждый к своему дому.
Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.
- Сейчас же отопри дверь! - прорычал волк. - А не то я ее выломаю!
- Нет, - прохрюкал Ниф-Ниф, - я не отопру!
За дверью было слышно дыхание страшного зверя.
- Сейчас же отопри дверь! - прорычал опять волк. - А не то я так дуну, что весь твой дом разле-тится!
Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.
Тогда волк начал дуть: "Ф-ф-ф-у-у-у!"
С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись.
Волк еще раз глубоко вздохнул и дунул во второй раз: "Ф-ф-ф-у-у-у!"
Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган.
Волк щелкнул зубами перед самым пятачком маленького поросенка. Но Ниф-Ниф ловко увер-нулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.
Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:
- Ну, теперь я съем вас обоих!
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.
- Я передумал! - сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. – Я не буду есть этих худо-сочных поросят! Я лучше пойду домой!
- Ты слышал? - спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. - Он сказал, что не будет нас есть! Мы худосоч-ные!
- Это очень хорошо! - сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.
Братьям стало весело, и они запели как ни в чем не бывало:
- Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
А волк и не думал никуда уходить. Он просто отошел в сторонку и притаился. Ему было очень смешно. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться. Как ловко он обманул двух глупых, ма-леньких поросят!
Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому.
У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались, когда услышали стук.
- Кто там? - спросили они, и у них снова затряслись хвостики.
- Это я-я-я - бедная маленькая овечка! - тонким, чужим голосом пропищал волк. - Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень устала!
- Пустить? - спросил брата добрый Ниф-Ниф.
- Овечку можно пустить! - согласился Нуф-Нуф. - Овечка не волк!
Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а все того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на нее, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.
Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят! Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:
- Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!
И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвертый раз.
С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом все еще стоял.
И только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь неко-торое время еще стояла посреди развалин.
В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.
Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдернул ее и прибавил ходу.
Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут.
Но ему опять не повезло.
Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев ее. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твердое яблоко ударило его между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.
А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мертвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа.
Брат быстро впустил их в дом. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились. Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своем каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сам сел на табуреточку и громко запел:
- Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Но тут как раз постучали в дверь.
- Кто стучит? - спокойным голосом спросил Наф-Наф.
- Открывай без разговоров! - раздался грубый голос волка.
- Как бы не так! И не подумаю! - твердым голосом ответил Наф-Наф.
- Ах так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!
- Попробуй! - ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки.
Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме.
Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул, как только мог!
Но, сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места.
Волк посинел от натуги.
Дом стоял как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась. Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только
обломал себе когти и испортил зубы.
Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.
Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую, широкую трубу на крыше.
- Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! - обрадовался волк.
Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо.
"Я все-таки закушу сегодня свежей поросятинкой!" - подумал волк и, облизнувшись, полез в тру-бу.
Но, как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышку котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чем дело.
Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.
- Милости просим! - сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф уже совсем успокоились и, счастливо улыбаясь, смотрели на своего умного и храброго брата.
Поросятам не пришлось долго ждать. Черный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в кипяток.
Никогда еще ему не было так больно!
Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом.
С диким ревом ошпаренный волк вылетел в трубу обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, проехался на своем хвосте мимо запертой двери и бросился в лес.
А три брата, три маленьких поросенка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко про-учили злого разбойника.
А потом они запели свою веселую песенку:
- Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернется к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!
С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.
Вот и все, что мы знаем про трех маленьких поросят - Ниф-Нифа, Нуф-Нуфа и Наф-Нафа.

На карте - поросенок Наф-Наф в голубом фартуке (символ тяжелого труда), который выкладыва-ет стену своего домика из кирпичей. Дорога, на которой он стоит, усыпана округлыми гальками (символ верного и гладкого пути). Лестница на земле - подъем на новый уровень мастерства после завершения работы, поэтому она пока лежит, работа не закончена. Вдали видны соломенный и лозовый домики двух других поросят. В некотором отдалении под деревом сидит волк и ждет когда по сюжету наступит его выход, как знак потенциальной угрозы проекту. Яблоки - плоды трудов (хотя у автора почему-то указано - символ обмана. Где она взяла такой символизм?). Три поросенка, возможно, взяты как реализация но-мерного значения, но значение совместной работы не раскрыто.

Ключевые слова по Хант: созидательность, планирование Квалифицированная работа, труд, приносящий пользу (возможно, группе персон), верный расчет, знание перспектив.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:18

Изображение

4 Монет - Огниво (Андерсен)

Шел солдат по дороге: раз-два! раз-два! Ранец за спиной, сабля на боку; он шел домой с войны. На дороге встретилась ему старая ведьма -- безобразная, противная: нижняя губа висела у нее до са-мой груди.
-- Здорово, служивый! -- сказала она. -- Какая у тебя славная сабля! А ранец-то какой большой! Вот бравый солдат! Ну сейчас ты получишь денег, сколько твоей душе угодно.
-- Спасибо, старая ведьма! -- сказал солдат.
-- Видишь вон то старое дерево? -- сказала ведьма, показывая на дерево, которое стояло непо-далеку. -- Оно внутри пустое. Влезь наверх, там будет дупло, ты и спустись в него, в самый низ! А перед тем я обвяжу тебя веревкой вокруг пояса, ты мне крикни, и я тебя вытащу.
-- Зачем мне туда лезть? -- спросил солдат.
-- За деньгами! -- сказала ведьма. -- Знай, что когда ты доберешься до самого низа, то увидишь большой подземный ход; в нем горит больше сотни ламп, и там совсем светло. Ты увидишь три двери; можешь отворить их, ключи торчат снаружи. Войди в первую комнату; посреди комнаты увидишь боль-шой сундук, а на нем собаку: глаза у нее, словно чайные чашки! Но ты не бойся! Я дам тебе свой синий клетчатый передник, расстели его на полу, а сам живо подойди и схвати собаку, посади ее на передник, открой сундук и бери из него денег вволю. В этом сундуке одни медяки; захочешь серебра -- ступай в другую комнату; там сидит собака с глазами, как мельничные колеса! Но ты не пугайся: сажай ее на пе-редник и бери себе денежки. А захочешь, так достанешь и золота, сколько сможешь унести; пойди толь-ко в третью комнату. Но у собаки, что сидит там на деревянном сундуке, глаза -- каждый с круглую баш-ню. Вот это собака! Злющая-презлющая! Но ты ее не бойся: посади на мой передник, и она тебя не тро-нет, а ты бери себе золота, сколько хочешь!
-- Оно бы недурно! -- сказал солдат. -- Но что ты с меня за это возьмешь, старая ведьма? Ведь что-нибудь да тебе от меня нужно?
-- Я не возьму с тебя ни полушки! -- сказала ведьма. -- Только принеси мне старое огниво, его по-забыла там моя бабушка, когда спускалась в последний раз.
-- Ну, обвязывай меня веревкой! -- приказал солдат.
-- Готово! -- сказала ведьма. -- А вот и мой синий клетчатый передник! Солдат влез на дерево, спустился в дупло и очутился, как сказала ведьма, в большом проходе, где горели сотни ламп.
Вот он открыл первую дверь. Ох! Там сидела собака с глазами, как чайные чашки, и таращилась на солдата.
-- Вот так молодец! -- сказал солдат, посадил пса на ведьмин передник и набрал полный карман медных денег, потом закрыл сундук, опять посадил на него собаку и отправился в другую комнату. Ай-ай! Там сидела собака с глазами, как мельничные колеса.
-- Нечего тебе таращиться на меня, глаза заболят! -- сказал солдат и посадил собаку на ведьмин передник. Увидев в сундуке огромную кучу серебра, он выбросил все медяки и набил оба кармана и ра-нец серебром. Затем солдат пошел в третью комнату. Фу ты пропасть! У этой собаки глаза были ни дать ни взять две круглые башни и вертелись, точно колеса.
-- Мое почтение! -- сказал солдат и взял под козырек. Такой собаки он еще не видывал.
Долго смотреть на нее он, впрочем, не стал, а взял да и посадил на передник и открыл сундук. Батюшки! Сколько тут было золота! Он мог бы купить на него весь Копенгаген, всех сахарных поросят у торговки сластями, всех оловянных солдатиков, всех деревянных лошадок и все кнутики на свете! На все хватило бы! Солдат повыбросил из карманов и ранца серебряные деньги и так набил карманы, ра-нец, шапку и сапоги золотом, что еле-еле мог двигаться. Ну, наконец-то он был с деньгами! Собаку он опять посадил на сундук, потом захлопнул дверь, поднял голову и закричал:
-- Тащи меня, старая ведьма!
-- Огниво взял? -- спросила ведьма.
-- Ах черт, чуть не забыл! -- сказал солдат, пошел и взял огниво.
Ведьма вытащила его наверх, и он опять очутился на дороге, только теперь и карманы его, и са-поги, и ранец, и фуражка были набиты золотом.
-- Зачем тебе это огниво? -- спросил солдат.
-- Не твое дело! -- ответила ведьма. -- Получил деньги, и хватит с тебя! Ну, отдай огниво!
-- Как бы не так! -- сказал солдат. -- Сейчас же говори, зачем тебе оно, не то вытащу саблю да отрублю тебе голову.
-- Не скажу! -- уперлась ведьма.
Солдат взял и отрубил ей голову. Ведьма повалилась мертвая, а он завязал все деньги в ее пе-редник, взвалил узел на спину, сунул огниво в карман и зашагал прямо в город.
Город был чудесный; солдат остановился на самом дорогом постоялом дворе, занял самые лучшие комнаты и потребовал все свои любимые блюда -- теперь ведь он был богачом!
Слуга, который чистил приезжим обувь, удивился, что у такого богатого господина такие плохие сапоги, но солдат еще не успел обзавестись новыми. Зато на другой день он купил себе и хорошие сапоги и богатое платье. Теперь солдат стал настоящим барином, и ему рассказали обо всех чудесах, какие были тут, в городе, и о короле, и о его прелестной дочери, принцессе.
-- Как бы ее увидать? -- спросил солдат.
-- Этого никак нельзя! -- сказали ему. -- Она живет в огромном медном замке, за высокими стена-ми с башнями. Никто, кроме самого короля, не смеет ни войти туда, ни выйти оттуда, потому что королю предсказали, будто дочь его выйдет замуж за простого солдата, а короли этого не любят!
"Вот бы на нее поглядеть!" -- подумал солдат.
Да кто бы ему позволил?!
Теперь-то он зажил весело: ходил в театры, ездил кататься в королевский сад и много помогал бедным. И хорошо делал: он ведь по себе знал, как плохо сидеть без гроша в кармане! Теперь он был богат, прекрасно одевался и приобрел очень много друзей; все они называли его славным малым, на-стоящим кавалером, а ему это очень нравилось. Так он все тратил да тратил деньги, а вновь-то взять было неоткуда, и осталось у него в конце концов всего-навсего две денежки! Пришлось перебраться из хороших комнат в крошечную каморку под самой крышей, самому чистить себе сапоги и даже латать их; никто из друзей не навещал его, -- уж очень высоко было к нему подниматься!
Раз как-то, вечером, сидел солдат в своей каморке; совсем уже стемнело, и вспомнил про ма-ленький огарочек в огниве, которое взял в подземелье, куда спускала его ведьма. Солдат достал огниво и огарок, но стоило ему ударить по кремню, как дверь распахнулась, и перед ним очутилась собака с глазами, точно чайные чашки, та самая, которую он видел в подземелье.
-- Что угодно, господин? -- пролаяла она.
-- Вот так история! -- сказал солдат. -- Огниво-то, выходит, прелюбопытная вещица: я могу полу-чить все, что захочу! Эй ты, добудь мне деньжонок! -- сказал он собаке. Раз -- ее уж и след простыл, два -- она опять тут как тут, а в зубах у нее большой кошель, набитый медью! Тут солдат понял, что за чуд-ное у него огниво. Ударишь по кремню раз -- является собака, которая сидела на сундуке с медными деньгами; ударишь два -- является та, которая сидела на серебре; ударишь три -- прибегает собака, что сидела на золоте.
Солдат опять перебрался в хорошие комнаты, стал ходить в щегольском платье, и все его друзья сейчас же узнали его и ужасно полюбили.
Вот ему и приди в голову: "Как это глупо, что нельзя видеть принцессу. Такая красавица, говорят, а что толку? Ведь она век свой сидит в медном замке, за высокими стенами с башнями. Неужели мне так и не удастся поглядеть на нее хоть одним глазком? Ну-ка, где мое огниво?" И он ударил по кремню раз -- в тот же миг перед ним стояла собака с глазами, точно чайные чашки.
-- Теперь, правда, уже ночь, -- сказал солдат.-- Но мне до смерти захотелось увидеть принцессу, хоть на одну минуточку!
Собака сейчас же за дверь, и не успел солдат опомниться, как она явилась с принцессой. Прин-цесса сидела у собаки на спине и спала. Она была чудо как хороша; всякий сразу бы увидел, что это настоящая принцесса, и солдат не утерпел и поцеловал ее, -- он ведь был бравый воин, настоящий сол-дат.
Собака отнесла принцессу назад, и за утренним чаем принцесса рассказала королю с королевой, какой она видела сегодня ночью удивительный сон про собаку и солдата: будто она ехала верхом на собаке, а солдат поцеловал ее.
-- Вот так история! -- сказала королева.
И на следующую ночь к постели принцессы приставили старуху фрейлину -- она должна была разузнать, был ли то в самом деле сон или что другое.
А солдату опять до смерти захотелось увидеть прелестную принцессу. И вот ночью опять яви-лась собака, схватила принцессу и помчалась с ней во всю прыть, но старуха фрейлина надела непро-мокаемые сапоги и пустилась вдогонку. Увидав, что собака скрылась с принцессой в одном большом доме, фрейлина подумала: "Теперь я знаю, где их найти!"взяла кусок мела, поставила на воротах дома крест и отправилась домой спать. Но собака, когда понесла принцессу назад, увидала этот крест, тоже взяла кусок мела и наставила крестов на всех воротах в городе. Это было ловко придумано: теперь фрейлина не могла отыскать нужные ворота-- повсюду белели кресты.
Рано утром король с королевой, старуха фрейлина и все офицеры пошли посмотреть, куда это ездила принцесса ночью.
-- Вот куда! -- сказал король, увидев первые ворота с крестом.
-- Нет, вот куда, муженек! -- возразила королева, заметив крест на других воротах.
-- Да и здесь крест и здесь! -- зашумели другие, увидев кресты на всех воротах. Тут все поняли, что толку им не добиться.
Но королева была женщина умная, умела не только в каретах разъезжать. Взяла она большие золотые ножницы, изрезала на лоскутки штуку шелковой материи, сшила крошечный хорошенький ме-шочек, насыпала в него мелкой гречневой крупы, привязала его на спину принцессе и потом прорезала в мешочке дырочку, чтобы крупа могла сыпаться на дорогу, по которой ездила принцесса.
Ночью собака явилась опять, посадила принцессу на спину и понесла к солдату; солдат так по-любил принцессу, что начал жалеть, отчего он не принц, -- так хотелось ему жениться на ней. Собака и не заметила, что крупа сыпалась за нею по всей дороге, от самого дворца до окна солдата, куда она прыгнула с принцессой. Поутру король и королева сразу узнали, куда ездила принцесса, и солдата посадили в тюрьму.
Как там было темно и скучно! Засадили его туда и сказали: "Завтра утром тебя повесят!" Очень было невесело услышать это, а огниво свое он позабыл дома, на постоялом дворе.
Утром солдат подошел к маленькому окошку и стал смотреть сквозь железную решетку на улицу: народ толпами валил за город смотреть, как будут вешать солдата; били барабаны, проходили полки. Все спешили, бежали бегом. Бежал и мальчишка-сапожник в кожаном переднике и туфлях. Он мчался вприпрыжку, и одна туфля слетела у него с ноги и ударилась прямо о стену, у которой стоял солдат и глядел в окошко.
-- Эй ты, куда торопишься! -- сказал мальчику солдат. -- Без меня ведь дело не обойдется! А вот, если сбегаешь туда, где я жил, за моим огнивом, получишь четыре монеты. Только живо!
Мальчишка был не прочь получить четыре монеты, он стрелой пустился за огнивом, отдал его солдату и... А вот теперь послушаем!
За городом построили огромную виселицу, вокруг стояли солдаты и сотни тысяч народу. Король и королева сидели на роскошном троне прямо против судей и всего королевского совета.
Солдат уже стоял на лестнице, и ему собирались накинуть веревку на шею, но он сказал, что, прежде чем казнить преступника, всегда исполняют какое-нибудь его желание. А ему бы очень хотелось выкурить трубочку,-- это ведь будет последняя его трубочка на этом свете!
Король не посмел отказать в этой просьбе, и солдат вытащил свое огниво. Ударил по кремню раз, два, три -- и перед ним предстали все три собаки: собака с глазами, как чайные чашки, собака с гла-зами, как мельничные колеса, и собака с глазами, как круглая башня.
-- А ну помогите мне избавиться от петли!-- приказал солдат.
И собаки бросились на судей и на весь королевский совет: того за ноги, того за нос да кверху на несколько сажен, и все падали и разбивались вдребезги!
-- Не надо! -- закричал король, но самая большая собака схватила его вместе с королевой и под-бросила их вверх вслед за другими. Тогда солдаты испугались, а весь народ закричал:
-- Служивый, будь нашим королем и возьми за себя прекрасную принцессу!
Солдата посадили в королевскую карету, и все три собаки танцевали перед ней и кричали "ура". Мальчишки свистели, засунув пальцы в рот, солдаты отдавали честь. Принцесса вышла из своего мед-ного замка и сделалась королевой, чем была очень довольна. Свадебный пир продолжался целую не-делю; собаки тоже сидели за столом и таращили глаза.

На карте - солдат (несколько странно одетый, косит под сказочного принца) с еще пустой сумкой символизирущей солдатский ранец. Сундук (ресурсы, возможности, источник средств), охраняется собакой с глазами как блюдца (ассоциация с "собакой на сене" - сама не ест, но и никого не подпускает). Извилистые растительные орнаменты на стенах обозначали бы рост, если бы не были выбиты в камне и зафиксированы. Сама по себе сокровищница хорошо отражает принцип этого аркана (выраженный чет-веркой пентаклей на стене: четыре/стабильность/неизменность) - деньги в ней лежат без движения, и не приносят прибыли.
На заднем плане - дверь, позволяющая выйти из фиксированности этого аркана.

Ключевые слова по Хант: материальный рост, стабильность неумение распорядиться капиталом, жадность, "кубышка".
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:19

Изображение

5 Монет - Три медведя (английская сказка)

Одна девочка ушла из дома в лес. В лесу она заблудилась и стала искать дорогу домой, да не нашла, а пришла в лесу к домику.
Дверь была отворена: она посмотрела в дверь, видит — в домике никого нет, и вошла. В домике этом жили три медведя. Один медведь был отец, звали его Михаил Иваныч. Он был большой и лохма-тый. Другой была медведица. Она была поменьше, и звали ее Настасья Петровна. Третий был маленький медвежонок, и звали его Мишутка. Медведей не было дома, они ушли гулять по лесу.
В домике было две комнаты: одна столовая, другая спальня. Девочка вошла в столовую и увидела на столе три чашки с похлебкой. Первая чашка, очень большая, была Михайлы Ивановичева. Вторая чашка, поменьше, была Настасьи Петровнина; третья, синенькая чашечка, была Мишуткина. Подле каждой чашки лежала ложка: большая, средняя и маленькая.
Девочка взяла самую большую ложку и похлебала из самой большой чашки; потом взяла сред-нюю ложку и похлебала из средней чашки, потом взяла маленькую ложечку и похлебала из синенькой чашечки; и Мишуткина похлебка ей показалась лучше всех.
Девочка захотела сесть и видит у стола три стула: один большой, Михайлы Иваныча, другой по-меньше, Настасьи Петровнин, и третий, маленький, с синенькой подушечкой — Мишуткин. Она полезла на большой стул и упала; потом села на средний стул, на нем было неловко, потом села на маленький стульчик и засмеялась, так было хорошо. Она взяла синенькую чашечку на колена и стала есть. Поела всю похлебку и стала качаться на стуле.
Стульчик проломился, и она упала на пол. Она встала, подняла стульчик и пошла в другую гор-ницу. Там стояли три кровати: одна большая — Михайлы Иванычева, другая средняя — Настасьи Пет-ровнина, третья маленькая — Мишенькина. Девочка легла в большую, ей было слишком просторно; лег-ла в среднюю — было слишком высоко; легла в маленькую — кроватка пришлась ей как раз впору, и она заснула.
А медведи пришли домой голодные и захотели обедать. Большой медведь взял свою чашку, взглянул и заревел страшным голосом: «Кто хлебал в моей чашке!»
Настасья Петровна посмотрела свою чашку и зарычала не так громко: «Кто хлебал в моей чаш-ке!»
А Мишутка увидал свою пустую чашечку и запищал тонким голосом: «Кто хлебал в моей чашке и все выхлебал!»
Михайло Иваныч взглянул на свой стул и зарычал страшным голосом: «Кто сидел на моем стуле и сдвинул его с места!»
Настасья Петровна взглянула на свой стул и зарычала не так громко: «Кто сидел на моем стуле и сдвинул его с места!»
Мишутка взглянул на свой сломанный стульчик и пропищал: «Кто сидел на моем стуле и сломал его!»
Медведи пришли в другую горницу. «Кто ложился в мою постель и смял ее!»— заревел Михайло Иваныч страшным голосом. «Кто ложился в мою постель и смял ее!» — зарычала Настасья Петровна не так громко. А Мишенька подставил скамеечку, полез в свою кроватку и запищал тонким голосом: «Кто ложился в мою постель!» И вдруг он увидал девочку и завизжал так, как будто его режут: «Вот она! Держи, держи! Вот она! Вот она! Ай-яяй! Держи!»
Он хотел ее укусить. Девочка открыла глаза, увидела медведей и бросилась к окну. Окно было открыто, она выскочила в окно и убежала. И медведи не догнали ее.

На карте - маленький медвежонок нашел девочку в своей постели. По сюжету - медведи облада-ли определенными материальными богатствами, но по недосмотру потерпели ущерб (не ведущий, впрочем, к разорению - дом милое дитя им не спалило). Виноватого в причинении ущерба найти не удастся - он либо скрылся, либо это были непредвиденные внешние обстоятельства.

Ключевые слова по Хант: замещение/сублимация, финансовые несчастья, трудности, Беспорядок, финансовые потери, стресс
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:19

Изображение

6 Монет - Кахукура и рыбаки-туреху (сказка маори)

Кахукура был вождем. Благодаря светлой коже - цвета песка на морском берегу - его можно было сразу отличить от соплеменников. У него были медно-рыжие волосы, будто окрашенные солн-цем, и широко расставленные глаза, смотревшие далеко-далеко в неведомые края.
По утрам, когда на земле лежали короткие тени и молодые мужчины обрабатывали участки с кумарой, часто слышались низкие гортанные голоса старых воинов, которые говорили о Кахукуре.
- Посмотрите на него, - сказал однажды Тохе, старый воин с ярким шрамом, рассекавшим за-витки татуировки у него на щеке. - Мы, старики, вспоминаем сейчас дни своей юности. А когда придет время отправляться в далекую Реингу, мы увидим немало диковинных снов наяву. Но Кахукура молод. Что же он видит там, за океаном Кивы, если мы ничего не можем там разглядеть?
Старики не шевелились, их взгляды скользили поверх па, где трудились люди, и поверх высо-ких оград - старики не могли отвести глаза от дальнего мыса, где виднелась фигура человека, черная на фоне голубого неба.
Кахукура грезил наяву. Широко открыв глаза, он стоял, крепко упираясь ногами в землю, и смотрел на море, на волны, которые бились о прибрежные скалы. Огромный вал обрушился на мыс, отхлынул и оставил клочья шипящей пены, но Кахукура не шевельнулся. Его дух блуждал в неведомых краях далеко на севере, в прекрасной стране, где холмы покрыты лесами, где по берегам рек много песчаных отмелей, а над ними с криком носятся чайки, в стране, по которой души умерших шествуют, не оглядываясь, в Те Реингу, держа путь к огромному дереву похутукава, что стоит рядом с Воротами смерти.
Это видение снова и снова посещало Кахукуру, снова и снова манило его в далекую северную страну, будто кто-то звал его и торопил отправиться туда, где кончается земля и на необозримых про-сторах только волны океана вздымаются и опускаются в надежде увидеть воинов Ао-Теа-Роа.
Вождь вздохнул и повернулся спиной к морю. Когда он состарится, ему придется пройти по этой дороге в сопровождении рабов. Но пока это время еще не настало, пока он молод и полон сил, он пойдет один. Возвращаясь в деревню, Кахукура видел тут и там молодых мужчин, которые приводили в порядок удочки и отбирали костяные крючки. В прибрежной деревне, где жил Кахукура, всегда не хватало еды, и рыбаки, прикрепив удочки к лодкам, выходили в море в любую погоду, чтобы дополнить кусочком вкусной рыбы скудную трапезу из корней папоротника, кумары, птиц или крыс.
В тот вечер в доме развлечений, фаре-тапере, молодые, как всегда, танцевали и играли, а ста-рики смотрели и вспоминали времена своей молодости, когда их тела тоже были стройными и гибкими. Кахукура не принимал участия в танцах. Он сидел в углу, и мысли его были далеко, потому что среди смеха и шума он вдруг услышал голос из другого мира. "Кахукура, иди на севар, - донеслось до него. - Иди один. Иди в Рангиаофиа, в Рангиаофиа, в Рангиаофиа".
Когда игры кончились и все уснули на своих циновках, Кахукура тихонько встал и, переступая через спящих, направился к двери. Только Тохе еще не спал. Он не спускал глаз с вождя, который по-стоял минуту в полосе лунного света и ушел. Тохе был мудр. Он не проронил ни звука; даже утром, когда соплеменники тщетно искали вождя, Тохе никому не сказал ни слова. "Кахукура ушел, потому что так было нужно, - думал Тохе, - лучше не мешать ему".
День за днем шел Кахукура на север. Он останавливался, только когда не мог больше сделать ни шага. Тогда он отдыхал под защитой скал, на мшистых лесных полянах или в высокой траве. Иногда он мок под холодным дождем, иногда обливался потом, потому что раскаленное солнце с трудом пе-редвигалось по небу из-за Мауи, который вместе с братьями опутал его веревками. Иногда Марама, луна, с улыбкой смотрела вниз на крошечного человека, который так упорно шел туда, где кончалась земля.
Как-то раз Кахукура подошел к полю, где на осеннем ветру раскачивались длинные стебли льна. Некоторые стебли были крепко связаны друг с другом, и Кахукура догадался, что здесь проходили души умерших. Ночами ему слышались тонкие голоса тех, кто покинул землю, но их заглушал настойчивый шепот: "В Рангиаофиа!"
А потом настала ночь, когда он больше ничего не слышал. В беззвучной тишине шорох волн, набегавших на песок, казался зовом из мира духов, из немого мира духов, где кипит своя особая жизнь. Кахукура закрыл глаза, но сон не шел к нему. Вдруг Кахукура вздрогнул: с моря доносилась приглушенная музыка. Она приближалась. Кахукура услышал, как весла опускаются в воду, потом до него долетел смех и обрывки песни. Кахукура огляделся и увидел мелькающие огоньки туреху, светлокожих неземных существ, которых иногда можно встретить в Ао-Теа-Роа. Лодки скользили по воде, и огоньки плясали на волнах. Туреху удили рыбу.
Кахукура вспомнил, что в сумерках, когда он ложился спать, ему попались на глаза остатки ры-бы, хотя на песке нигде не было видно человеческих следов, - знака, что здесь побывали рыбаки. То-гда Кахукура понял, что пришел в Рангиао-фиа - в то место, где туреху ловят рыбу.
Кахукура подполз к самой воде. Благосклонная ночь скрывала его от глаз туреху. Они уже подплыли к берегу, и Кахукура слышал, как они говорили друг другу:
- Вот сеть! Вот сеть!
Он не понимал, что значат эти слова. Он не знал, что такое "сеть". Чтобы поймать рыбу, он пользовался удочкой, крючком и копьем, других орудий у него не было. Кахукура не сомневался, что туреху произносили какие-то заклинания, наверное, они ловили рыбу с помощью колдовства.
Лодки были уже недалеко. Они плыли на большом расстоянии одна от другой, и, когда рыба выпрыгивала из воды, в широком полукруге между лодками, очерченном какой-то светящейся линией, тут и там вспыхивали огоньки. Наконец лодки коснулись песка, и туреху выпрыгнули на берег. Кахукура догадался, что они называют сетью какие-то странные веревки, с которых, булькая, стекала вода. Туреху тянули концы сети. Кахукура подошел поближе и смешался с ними. У него была такая же светлая кожа, и в темноте туреху не замечали, что им помогает смертный. Кахукура выбирал льняную веревку. Потом он почувствовал, что через его руки проходят мокрые переплетенные стебли тростника.
Но вот туреху вместе с Кахукурой в последний раз выбежали из воды на берег, таща за собой сеть. В небольшом полукруге бились серебристые рыбы. Улов был огромный. Туреху бросили концы сети и встали у самой кромки воды. Они хватали извивающихся рыб и нанизывали их на тонкую верев-ку; каждый туреху старался нанизать побольше рыбы, и все торопились, чтобы кончить работу до вос-хода солнца. Кахукура тоже стал нанизывать рыбу на веревку, но без узла на конце, и, как только он поднял связку, рыба соскользнула на песок. Один туреху увидел, что произошло, оставил свою веревку и помог Кахукуре завязать узел. Но едва он отошел, Кахукура развязал узел. Он опять поднял связку, и рыба опять соскользнула с веревки. Еще один туреху пришел к нему на помощь.
Снова и снова Кахукура развязывал узел, а туреху ни о чем не догадывались. Кахукура вгляды-вался в восточный край неба. Далеко в море появился слабый луч света. Света становилось все больше, и вот уже Кахукура мог разглядеть кусты над полосой прибрежного песка и огромную скалу, которая возвышалась над водой, как страж морских глубин. Туреху побежали к лодке, держа в руках связки с рыбой, но Кахукура снова уронил рыбу со своей веревки без узла, и туреху снова бросились к нему на помощь. Становилось все светлее и светлее. Туреху уже давно подобрали бы всю рыбу, если бы им не мешал Кахукура.
Яркие лучи солнца засияли над океаном и осветили облака. Крик ужаса вырвался из груди ту-реху. Они наконец увидели, что с ними на берегу человек. Туреху бросились к лодкам, но опоздали. Лучи Тама-нуи-те-ра - яркого солнца - уже купались в водах океана. При солнечном свете песок стал золотым. Туреху разбежались в разные стороны и пропали, их лодки развалились на мелкие куски. На берегу не осталось ничего, кроме нескольких связок тростника и стеблей льна. Даже голосов туреху больше не было слышно.
Кахукура стоял один на залитом солнцем песке. Рыба тоже исчезла без следа. На песке лежа-ла только куча веревок. Кахукура взял в руки мокрые льняные стебли, переплетенные каким-то непо-нятным образом. И ему вспомнился крик туреху:
- Вот сеть!
Тохе первый увидел Кахукуру. Мудрец Тохе первый поздоровался с Кахукурой.
- Мы рады, что ты вернулся, - сказал он. - Мы рады тебе, вождь, потому что ты ушел от нас но-чью, как уходит тот, кто идет к своей цели, и вернулся при свете дня, как возвращается тот, кто побы-вал в дальних странах и добыл бесценные сокровища.
У Кахукуры заблестели глаза. На его плече лежала связка плетеных льняных веревок. На зов Тохе сбежались все, кто мог, но соплеменникам Кахукуры показалось, что их вождь лишился разума, потому что в ответ на их приветствия, он повторял только одно: "Вот сеть! Вот сеть!"
Кахукура научил молодых мужчин плести сети, чему сам успел научиться, пока добирался до родной деревни. Вместо одной рыбы, которая прежде болталась на крючке или на острие копья, муж-чины приносили теперь полные корзины рыбы, теперь все могли досыта есть рыбу: и рангатира, и вои-ны, и жены, и сыновья, и дочери и даже рабы.
Вот что получил Кахукура в дар от рыбаков-туреху, когда побывал много-много лет тому назад в Рангиаофиа.

На карте - молодой вождь Кахукура смотрит, как на пустынном пляже туреху (обитатели нижнего мира, души мертвых) ловят рыбу совершенно новым для вождя способом - сетью. Сеть на изображении выделена светом и заполнена пентаклями. Раковины и спирали на скале - источник (идея), содержащийся в раковине, будет использован и получит динамическое развитие (спираль).

Ключевые слова по Хант: мир и процветание, ресурсы Новый способ заработка, любая инновация, ведущая к повышению доходов. Идея (помощь), пришедшая со стороны.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:20

Изображение

7 Монет - Золотой гусь (Гримм)

Жил да был на свете человек, у которого было три сына, и самый младший из них звался Дур-нем, и все его презирали и осмеивали и при каждом удобном случае обижали.
Случилось однажды, что старший должен был идти в лес дрова рубить, и мать дала ему про за-пас добрый пирог и бутылку вина, чтобы он не голодал и жажды не знал.
Когда он пришел в лес, повстречался ему старый седенький человечек, пожелал ему доброго ут-ра и сказал: "Я голоден, и жажда меня мучит - дай мне отведать кусочек твоего пирога и выпить глоток твоего вина".
Умный сын отвечал: "Коли я дам тебе отведать своего пирога да отхлебнуть своего вина, так мне и самому ничего не останется. Проваливай!" - и, не обращая на человечка внимания, пошел себе далее.
Когда же он стал обтесывать одно дерево, то вскоре ударил как-то топором мимо да попал по своей же руке так неловко, что должен был уйти домой и перевязать свою руку. Так отплатил ему ма-ленький седенький человечек за его скупость.
Затем пошел второй сын в лес, и мать точно так же, как старшему, дала и этому про запас пирог и бутылку вина. И ему тоже повстречался старенький, седенький человечек и стал у него просить кусо-чек пирога и глоток вина.
Но и второй сын отвечал ему весьма разумно: "То, что я тебе отдам, у меня убудет, проваливай!" - и, не оглядываясь на человечка, пошел своей дорогой.
И он был также за это наказан: едва успел он сделать удар-другой по дереву, как рубанул себе по ноге, да так, что его должны были снести до- мой на руках.
Тогда сказал Дурень: "Батюшка, дозволь мне разочек в лес сходить, дров порубить". - "Что ты в этом смыслишь?
Вот братья твои и поумнее тебя, да какого себе ущерба наделали! Не ходи!"
Дурень однако же просил да просил до тех пор, пока отец не сказал: "Да ну, ступай! Авось тебя твоя беда уму-разуму научит!" А мать про запас только и дала ему, что лепешку, на воде в золе выпе-ченную, да бутылку прокисшего пива.
Пришел он в лес, и ему тоже повстречался старенький, седенький человечек и сказал: "Мне и есть и пить хочется, дай мне кусочек твоей лепешки и глоточек твоего питья".
Дурень и ответил ему: "Да у меня только и есть, что лепешка, на воде замешанная, а в бутылке прокисшее пиво; коли это тебе любо, так сядем да поедим вместе".
Вот и уселись они, и каково же было удивление Дурня, когда он полез за пазуху за своею лепеш-кою, а вынул отличный пирог, откупорил бутылку, а в бутылке вместо прокисшего пива оказалось доброе винцо!
Попили они, поели, и сказал человечек Дурню: "Сердце у тебя доброе, и ты со мною охотно по-делился всем, что у тебя было; за то и я хочу тебя наделить счастьем. Вот стоит старое дерево; сруби его и в корневище найдешь подарок".
Затем человечек распрощался с Дурнем.
Пошел Дурень к дереву, подрубил его и, когда оно упало, увидел в корневище дерева золотого гуся. Поднял он гуся, захватил с собою и зашел по пути в гостиницу, где думал переночевать.
У хозяина той гостиницы было три дочери; как увидели они золотого гуся, так и захотелось им посмотреть поближе, что это за диковинная птица, и добыть себе хоть одно из ее золотых перышек.
Старшая подумала: "Уж я улучу такую минутку, когда мне можно будет выхватить у него перыш-ко", - и при первом случае, когда Дурень куда-то отлучился, она и ухватила гуся за крыло...
Но увы! И пальцы, и вся рука девушки так и пристали к крылу, словно припаянные!
Вскоре после того подошла и другая; она тоже только о том и думала, как бы ей добыть себе золотое перышко, но едва только она коснулась своей сестры, как приклеилась к ней, так что и оторваться не могла.
Наконец подошла и третья с тем же намерением; и хоть сестры кричали ей, чтобы она не подхо-дила и не прикасалась, но она их не послушалась.
Она подумала, что коли они там при гусе, так отчего же и ей там тоже не быть?
И подбежала, и чуть только коснулась своих сестер, как и прилипла к ним.
Так должны были они всю ночь провести с гусем. На другое утро Дурень подхватил гуся под мышку и пошел своею дорогою, нимало не тревожась о том, что вслед за гусем волоклись и три девуш-ки, которые к гусю приклеились.
Среди поля на дороге повстречался им пастор, и когда увидел это странное шествие, то сказал: "Да постыдитесь же, дрянные девчонки! Как вам не совестно бежать следом за этим молодым парнем? Разве так-то водится?"
При этом он схватил младшую за руку и хотел отдернуть; но едва он коснулся ее, как и прилип к ее руке, и сам был вынужден бежать за тремя девушками.
Немного спустя повстречался им причетник и не без удивления увидел господина пастора, кото-рый плелся следом за девушками. Он тотчас крикнул: "Э, господин пастор, куда это вы так поспешно изволите шествовать? Не забудьте, что нам с вами еще придется крестить сегодня", - и он тоже подбежал к пастору, и ухватил было его за рукав, но так и прилип к рукаву...
Когда они все пятеро плелись таким образом вслед за гусем, повстречались им еще два мужика, которые возвращались с поля с заступами на плече. Пастор подозвал их и попросил как-нибудь освобо-дить его и причетника из этой связки. Но едва только те коснулись причетника, как и они пристали к связке, и таким образом их уже побежало семеро за Дурнем и его гусем.
Так пришли они путем-дорогою в город, где правил король, у которого дочь была такая задумчивая, что ее никто ничем рассмешить не мог. Вот и издал король указ, по которому тот, кому удалось бы рассмешить королевскую дочь, должен был и жениться на ней.
Дурень, прослышав о таком указе, тотчас пошел со своим гусем и всей свитой к королевской дочке, и когда та увидела этих семерых человек, которые бежали за гусем, она разразилась громким смехом и долго не могла уняться.
Тогда Дурень потребовал, чтобы она была выдана за него замуж, но будущий зять королю не по-нравился, он стал придумывать разные увертки, и наконец сказал, что отдаст за него дочь только тогда, когда он приведет ему такого опивалу, который бы мог один целый погреб выпить.
Дурень вспомнил о седеньком человечке, который, конечно, мог ему в этой беде оказать помощь, пошел в тот же лес и на том месте, где он срубил дерево, увидел того же самого человечка, и сидел он там очень грустный.
Дурень спросил его, что у него за горе на сердце. Тот отвечал: "Меня томит такая жажда, что я ее ничем утолить не могу; холодной воды у меня желудок не переносит; а вот бочку вина я выпил; но что значит эта капля, коли выплеснешь ее на раскаленный камень?" - "Ну, так я могу тебе в горе пособить, - сказал Дурень, - пойдем со мною, и я утолю твою жажду".
Он привел человечка в королевский погреб, и тот набросился на большие бочки вина, и пил-пил, так что у него и пятки от питья раздуло, и прежде чем миновали сутки, успел уже осушить весь погреб.
Дурень вторично потребовал у короля свою невесту, но король рассердился на то, что дрянной парнишка, которого каждый называл Дурнем, смел думать о женитьбе на его дочери; поэтому король поставил новые условия: прежде, чем жениться на королевне. Дурень должен был добыть ему такого объедалу, который бы мог один съесть целую гору хлеба.
Дурень, недолго думая, прямо направился в лес, там увидел он на том же месте человечка, ко-торый подтягивал себе что есть мочи живот ремнем и корчил весьма печальную рожу, приговаривая: "Вот сейчас съел я полнехоньку печь ситного хлеба, но что может значить этот пустяк, когда такой голод мучит! Желудок у меня пустехонек, и вот я должен стягивать себе живот ремнем как можно туже, чтобы не околеть с голоду".
Дурень-то и обрадовался, услышав эти речи. "Пойдем со мною, - сказал он, - я тебя накормлю досыта".
Он повел человечка ко двору короля, который велел свезти всю муку со своего королевства и приказал испечь из той муки огромную хлебную гору; но лесной человек как пристал к той горе, принялся есть, и горы в один день как не бывало!
Тогда Дурень в третий раз стал требовать у короля свою невесту, а ко- роль еще раз постарался увильнуть и потребовал, чтобы Дурень добыл такой корабль, который и на воде, и на земле может одинаково двигаться: "Как только ты ко мне на том корабле приплывешь, - сказал король, - так тот- час и выдам за тебя мою дочь замуж".
Дурень прямехонько прошел в лес, увидел сидящего там седенького человечка, с которым он поделился своею лепешкою, и тот сказал ему: "Я за тебя и пил, и ел, я же дам тебе и такой корабль, какой тебе нужен; все это я делаю потому, что ты был ко мне жалостливым и сострадательным".
Тут и дал он ему такой корабль, который и по земле, и по воде мог одинаково ходить, и когда король тот корабль увидел, он уж не мог Дурню долее отказывать в руке своей дочери.
Свадьба была сыграна торжественно, а по смерти короля Дурень наследовал все его королевст-во и долгое время жил со своею супругою в довольстве и в согласии.

На карте - Глупый Ганс срубил по совету старичка/духа леса дерево, и нашел внутри золотого гуся. На срубе дерева (врет этот Ганс, не топором он дерево рубил, это явно была бензопила), кроме годовых колец, нарисованы семь пентаклей. Гусь - основа благосостояния, уже найденная, но чтобы превратиться в настоящее богатство, потребуется еще время.

Ключевые слова по Хант: настойчивость/непоколебимость, вознаграждение, расширение горизонтов. Неожиданное материальное поступление, заслуженный подарок.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:20

Изображение

8 Монет - Храбрый портняжка (Гримм)

Жарким летним днем сидел один портняжка, скрестив ноги, на своем столе у окошка; он был в очень хорошем настроении и работал иглою что было мочи.
А тут как раз случилось, что шла баба по улице и выкрикивала: "Сливовое варенье, сливовое ва-ренье!" Этот крик портняге очень по нутру пришелся; он выставил свою головенку в окошко и тоже крик-нул: "Сюда ступай, тетка! Тут есть на твой товар покупатель".
Поднялась баба на три лестницы со своим тяжелым коробом к портняжке в каморку и должна была перед ним все горшки с вареньем выставить. Он их все осмотрел и все понюхал, и сказал наконец: "Кажись, хороша штука! А ну-ка, тетка, отвесь мне этого добра лота с четыре, а то, пожалуй, и всю чет-верть фунта".
Торговка, которая, судя по его зазыву, надеялась порядочно сбыть ему своего товара, отвесила ему потребное количество, однако же вышла от не го очень недовольная и с ворчанием.
"Ну, вот теперь мы это съедим во славу Божию, - весело воскликнул портняжка, - а как съедим, так и силы подкрепим". Затем достал хлеб из шкафа, откроил себе ломоть во весь каравай и намазал варенье на ломоть. "Это будет на вкус недурно, - сказал он, - да вот я только дошью сначала жилет, а потом уж и примусь за ломоть".
Положил он лакомый кусок поближе к себе, стал опять шить, но, желая поскорее шитье окончить, спешил и делал стежки все больше и больше.
А между тем запах лакомого куска почуяли мухи, которых великое множество сидело по стенам; запах их приманил, и они слетелись на кусок туча-тучей. "Эге! Вас-то кто сюда звал?" - сказал портняж-ка, и стал отгонять непрошеных гостей. Но мухи его языка не понимали и уговоров не слушали, и слета-лись к куску отовсюду. Тут уж портняжка не вытерпел, ухватил он тряпицу, насторожился: вот я, мол, ужо задам вам, да как хватит тряпицей по насевшим мухам!
Посмотрел, сосчитал и видит - семь мух насмерть убил: тут же и ноги протянули, сердешные. "Вот каков я храбрец! - сказал он и сам подивился своей удаче. - Об этом весь город должен узнать!" И тут же выкроил он себе широкий пояс, сшил его и на нем большими буквами вышил: "Единым махом се-мерых побивахом!"
"Да что мне город! Пусть весь свет о моем подвиге знает!" - сказал себе портняжка, и сердце за-билось в нем от гордого сознания собственного мужества.
И вот портной опоясался своим поясом и задумал пуститься по белу свету, потому что его мас-терская показалась ему уж слишком тесною для его удали.
Но прежде чем пуститься странствовать, стал он шарить по всему дому, не найдется ли там чего-нибудь такого, что он мог бы взять с собою в дорогу; однако же ничего не нашел, кроме творожного сыра, который и сунул на всякий случай в карман. Около ворот увидел он птицу, запутавшуюся в кустарнике, и ту сунул в карман.
А затем пустился в путь-дорогу и, так как был проворен и на ногу легок, то и не чувствовал ника-кой усталости от ходьбы. Дорога привела его на гору, и когда он достиг ее вершины, то увидел там великана: сидит на дороге, кругом посматривает. Портняжка прямо к нему подошел, заговорил с ним и сказал: "Здорово, товарищ! Что это ты тут сидишь, на белый свет посматриваешь? Вот я задумал по свету постранствовать, счастья попытать; так не хочешь ли ты со мною в товарищах идти?"
Великан презрительно посмотрел на портного и проговорил: "Ах ты, дрянь! Жалкая тварь!" - "А! Вот как! - ответил ему портняжка да и расстегнул верхнее платье, и показал великану свой пояс: - Ну-ка, прочти, каков я человек!" Великан прочел: "Единым махом семерых побивахом!" - подумал, что портной сразу может побить семь человек и проникся некоторым уважением к этому малышу.
Однако же он захотел его испытать; взял в руки камень да так стиснул, что из камня вода потек-ла. "А ну-ка, попробуй это сделать, коли ты си- лен!" - сказал великан. "Только и всего? - сказал портной. - Помилуй, да это у нас пустяками считается!" Выхватил из кармана творожный сыр и стиснул его вместе с камнем так, что сок на землю закапал. "Что? Небось это почище твоего будет?"
Великан и сам не знал, что ему сказать, и поверить не мог, что этот человечишка обладал такою силою.
И вот поднял великан с земли камень и швырнул его вверх с такою силою, что его едва видно стало, и сказал: "Ну-ка, ты, малявка, подкинь-ка так!" - "Недурно брошено, - сказал портной, - однако же твой камень все же на землю пал; а вот я тебе брошу камень так, что он никогда больше на землю не падет!"
Сунул руку в карман, выхватил оттуда птицу и швырнул ее в воздух. Птица, радешенька, что на свободу вырвалась, взвилась высоко-высоко и не вернулась более. "Что? Каково, товарищ?" - спросил портной. "Бросаешь ты недурно, - промолвил великан, - а вот посмотрим, можешь ли ты снести порядочную тяжесть?"
Он подвел портняжку к мощному дубу, который был срублен и лежал на земле, и сказал: "Коли ты силен, так помоги мне вытащить это дерево из леса". - "Изволь, - сказал портной, - только ты ствол-то на плечи себе взвали, а я понесу на себе сучья и ветви - ведь это, чай, потяжелее ствола будет".
Великан взвалил себе ствол дуба на плечи, а портной сел верхом на одну из ветвей, и великану, который никак не мог оглянуться назад, пришлось тащить на себе все дерево да сверх того еще и порт-ного. А портной ехал себе на ветке, насвистывая веселую песенку: "Вот как шли наши ребята да направо из ворот", - стараясь этим выказать, что ему эта ноша - сущие пустяки.
Великан, протащил страшную тяжесть на порядочное расстояние, выбился из сил и сказал: "Слышь, я сейчас дерево сброшу!" Портной тотчас спрыгнул с ветки, ухватился за дерево обеими рука-ми, словно бы нес его, и сказал великану: "Дивлюсь я на тебя! Ты такой верзила, а не можешь эта- кого дерева снести!"
Пошли они и дальше, дошли до вишневого дерева; великан ухватил его за вершину, около кото-рой были самые зрелые ягоды, нагнул, дал портному по- держать ее в руках и стал угощать его ягодами. Но у портняжки не было силенки удержать дерево за вершину, и когда великан его выпустил из рук, дерево разогнулось, и портного подбросило вверх. Когда он, однако же, без всякого вреда для себя соскочил опять с дерева на землю, великан спросил его: "Что это? Ужели у тебя нет силы даже и этот хлыст в руках удержать?" - "Не в силе тут дело! - смело отвечал портняжка. - Это сущий пустяк для того, кто семерых побивает! А я захотел прыгнуть через дерево, потому видел, что охотники стреляли в кусты под деревом. Попробуй-ка ты прыгнуть по-моему!" Великан попробовал прыгнуть, а все же через дерево перепрыгнуть не мог и повис на ветвях его, так что и тут портняжка одержал над ним верх.
Великан сказал: "Коли ты уж такой храбрец, так ступай со мной в нашу пещеру и переночуй у нас!" Портняжка согласился и последовал за ним.
Пришли они в пещеру и увидел портняжка там около огня еще и других великанов, и у каждого в руках было по жареному барану, которых они уплетали.
Портняжка осмотрелся кругом и подумал: "Да, тут попросторнее, чем у меня в мастерской". Ве-ликан указал ему на кровать и сказал: "Ложись на ней да, выспись хорошенько". Но портняжке была та кровать чересчур велика; он и не подумал лечь на нее, а залез себе в угол.
В самую полночь великан, думая, что портняжка спит уже крепким сном, поднялся со своей по-стели, взял большой железный лом и одним ударом перешиб кровать пополам, и думал, что он из этой малявки и дух вышиб вон.
Ранешенько утром великаны направились в лес, а о портняжке и думать забыли; а он тут как тут, выходит, посвистывает. Великаны перепугались - им показалось, что он их теперь всех перебьет, и раз-бежались кто куда.
А портняжка пошел себе своею дорогою, куда глаза глядят. Долго шел он и пришел наконец во двор королевского дворца, и так как он порядком поутомился, то растянулся на траве и заснул.
Во время его сна подошли к нему люди из королевской челяди, осмотрели его со всех сторон и прочли у него на поясе надпись: "Единым махом семерых побивахом".
"Э-э, - сказали они, - да на какую же потребу этот богатырь сюда пожаловал в мирное время? Ведь надо полагать, что это не простой человек". Пошли и доложили королю, и выразили при этом такое мнение, что на случай войны этот, пришелец мог бы очень и очень пригодиться и что отпускать его ни под каким видом не след.
Королю этот совет пришелся по нутру, и он послал к портняжке одного из своих придворных, которому и дал такое поручение: "Поди, обожди, пока он выспится, и когда проснется, предложи ему поступить в мое войско на службу".
Посланный стал около спящего незнакомца, обождал, пока тот начал потягиваться и наконец продрал глаза, тогда он передал ему то, что поручил передать король. "Вот-вот, я для этого-то и пришел сюда, - отвечал придворному портняжка, - и готов поступить к королю на службу". Тут его с почестями приняли на службу, и ему отведено было особое жилье.
Все ратники королевские были очень недовольны прибытием портняжки и желали от души, что-бы он провалился в тридевятое царство. "Чего тут ждать хорошего? - говорили они между собою. - Ведь, чего доброго, коли мы с ним поссоримся да он на нас накинется, так от каждого взмаха семерых как не бывало! Где же тут нашему брату с ним тягаться?"
Тогда они решили все вместе идти к королю и просить у него об отставке. "Где уж нам, - сказали они, - выстоять рядом с таким удальцом, который одним махом семерых побивает!"
Король очень опечалился тем, что из-за этого одного он должен ли- шиться стольких верных слуг; он пожалел, что польстился на его службу, и стал подумывать, как бы ему от этого удальца изба-виться. Однако же он не решился прямо дать ему отставку: "Чего доброго, он еще и меня убьет, и всю рать мою перебьет, да на мое место королем сядет".
Долго он так и этак дело обдумывал и придумал наконец, как ему следует действовать.
Послал король к портняжке и приказал ему сказать: "Уж коли ты такой богатырь, так я тебе вот что предложу. В одном из лесов в моем королевстве поселились два великана и огромный наносят вред своими хищения- ми, убийствами, опустошениями и поджогами. Никто к ним и подойти не смеет, не подвергая свою жизнь величайшей опасности. Вот если ты этих обоих великанов одолеешь и убьешь, то я отдам тебе мою единственную дочь в супруги и полкоролевства моего в приданое". При этом король предлагал, чтобы сотня всадников за ним следовала и оказывала бы ему во всем поддержку.
"Недурно бы для такого молодца, как я, - подумал портняжка, - еще и красавицу-королевну под-цепить. Ну, да и полкоролевства тоже не каждый день подвертывается!"
И он послал сказать королю: "Ладно, великанов я одолею; а твоей сотни всадников мне, пожалуй, и не надобно; кто семерых одним махом побивает, тому, конечно, не могут быть страшны двое".
И вот портняжка пустился в поход, а сотня всадников за ним последовала.
Подойдя к опушке того леса, где великаны жили, он сказал своим спутникам: "Вы приостанови-тесь здесь, а я уж один как-нибудь с великанами управлюсь", - и шмыгнул в лес, и стал в нем осматри-ваться. Немного спустя он и завидел обоих великанов: они спали под деревом и храпели так, что над ними ветки колыхались.
Портняжка, не будь глуп, набил себе оба кармана каменьями и залез на то дерево, под которым спали великаны. Взобравшись туда, он сел на ветку как раз над ними и стал оттуда сбрасывать одному из них камень за камнем на грудь.
Долго не мог он добиться того, чтобы великан это почувствовал, однако все же тот проснулся, толкнул товарища и сказал: "Ты чего меня бьешь?" - "Тебе это, видно, приснилось, - отвечал тот, - я и не думал тебя бить". И опять полегли они спать.
Тогда уж портняжка сбросил камень на второго. "Это еще что? С чего ты вздумал бросаться камнями?" - "Да я вовсе и не бросаю", - отвечал первый великан и стал ворчать. Поругались они между собою, но так как оба были утомлены, то потом замолкли и опять закрыли глаза.
А портняжка опять за то же принялся: выбрал камень поувесистее да и швырнул его изо всей си-лы в грудь первому великану. "Ну, это уж чересчур!" - крикнул тот, вскочил, как полоумный, и так двинул своего товарища о дерево, что дерево зашаталось.
Тот не остался в долгу, и они оба пришли в такое исступление, что стали вырывать деревья с корнями и теми деревьями побивать друг друга, пока наконец оба не пали мертвые на землю.
Тут и портняжка спрыгнул с дерева. "Еще счастье, - сказал он, - что они не вырвали того дерева, на котором я сидел, а не то пришлось бы мне, как белочке, на другое перепрыгивать: ну, да мы же и проворны!" И вынул он свой меч, и нанес каждому из великанов по два хороших удара в грудь; потом вышел из леса к всадникам и сказал: "Дело сделано! Я их обоих доконал! А жаркое было дело: они деревья с корнем выворачивали и ими отбивались, да ничего не могли против меня сделать, потому что я одним махом семерых побиваю". - "И вы не ранены?" - спросили его спутники. "Все обстоит благополучно, - сказал портной, - они на мне и волоска не помяли".
Те не хотели ему верить и въехали в лес: там нашли они великанов окровавленных, а кругом них лежали вырванные с корнями деревья.
Портняжка потребовал от короля обещанной награды, а тот уже успел в своем слове раскаяться и стал придумывать, как бы ему сбыть этого удальца с рук. "Прежде чем ты получишь руку моей дочери и половину моего королевства в приданое за нею, - сказал король, - ты должен совершить еще один подвиг. В том же лесу рыщет единорог, и много от него терпим мы бед. Вот ты его и излови!" - "Одного единорога я еще менее опасаюсь, нежели двоих великанов. Семерых одним махом - вот это мое дело!"
Он взял с собою топор и веревку, направился в лес и опять-таки велел обождать на опушке тем, кому приказано было его сопровождать.
Недолго пришлось ему искать: единорог вскоре и сам вышел к нему и прямо устремился на портного, собираясь сразу пронзить его своим рогом. "Постой, постой, потише! - сказал портняжка. - Так скоро-то нельзя же!" И в то время как зверь уж совсем на него наскакивал, он проворно юркнул за дерево. Единорог со всего разбега ткнулся в дерево и так крепко всадил в его ствол свой острый рог, что не в силах был его сразу вытащить и очутился как бы на привязи. "Ну, теперь не уйдешь от меня", - сказал портняжка, обвязал веревкой единорогу шею, потом вырубил топором его рог из древесного ствола и преспокойно вывел зверя из леса и привел к королю.
Король и тут не хотел еще удостоить его обещанной награды и придумал третье условие. До свадьбы портной должен был изловить ему в лесу страшного кабана, который наносил большой вред лесу; королевские егеря должны были оказать ему в этом содействие.
"Отчего же не изловить? - сказал портняжка. - Это для нас плевое дело!" Егерей он с собой в лес не взял, и те были этому рады-радешеньки, потому что этот кабан такого нагонял на них страха, что у них отпала всякая охота за ним гоняться.
Когда кабан завидел портного, он, с пеною у рта и оскалив клыки, бросился на него, намереваясь его сшибить с ног; но наш ловкач успел вскочить в часовню, стоявшую поблизости, и из той часовни тотчас же выскочил в окошко. Кабан - за ним; а тот уже успел обежать кругом часовни и захлопнуть ее дверь; яростное животное попалось таким образом, как в западню, так как при своей толщине и неуклюжести оно никак не могло выпрыгнуть в окошко.
И вот портняжка призвал егерей, и они должны были собственными очами увидеть пойманного зверя; а наш удалец отправился к королю, и тот уж, волей или неволей, должен был наконец исполнить свое обещание и отдать ему дочь в супруги и полкоролевства в приданое.
Кабы он знал да ведал, что награждает не настоящего богатыря, а простого портняжку, ему бы это было еще тягостнее! Как бы то ни было, а свадьбу сыграли богато и не очень весело - и вот простой портной стал королем.
Несколько времени спустя молодая королева услышала однажды ночью, как ее супруг говорил во сне: "Эй, малый! Сшей мне жилет и заштопай штаны, не то попотчую тебя аршином!" Туг она догада-лась, откуда ее муженек родом.
Стала она на другое утро жаловаться отцу и просила, чтобы тот избавил ее от мужа - простого портного. Король старался ее утешить и сказал: "В следующую ночь не замыкай своей спальни, мои слуги будут уж наготове, и чуть только он заснет, они войдут, свяжут его и снесут на корабль, который его увезет за море".
Королева была этим довольна, но один из оруженосцев старого короля, который слышал всю беседу и притом был очень предан молодому королю, сообщил ему об этой затее. "Ну, я с ним сумею управиться!" - сказал портняжка.
Вечерком в обычный час улегся он в постель, и жена его также. Когда, по ее предположению, он уже уснул, она поднялась, отомкнула дверь спальни и опять легла на свое место. Портняжка только прикидывался, что спит, а сам все это слышал; и вот начал он громко кричать: "Малый, сшей мне жилет и заштопай штаны, а не то я тебя попотчую аршином! Я семерых побил одним махом, двух великанов убил, единорога на веревке к королю привел, кабана изловил - так неужели же тех испугаюсь, которые там за дверьми стоят?"
Когда те услыхали эти речи портняжки, на них напал великий страх и они все бросились бежать, словно бы за ними гналась нечистая сила; и никто уж никогда не задумывал больше поднять на него ру-ку.
Так и случилось, что наш портняжка и на всю жизнь до самой своей смерти остался королем.

На карте - Храбрый Портняжка, сидящий на поросшей мхом и лишайником (тут - комфорт внутри ситуации) ветке и кидающийся камнями в двух спящих великанов. На стволе дерева и в сплетении ветвей видны 8 пентаклей.

Ключевые слова по Хант: организация, внимание к деталям, мастерство, хитрость. Искусность и ловкость в своем деле, важная работа, перспективы на будущее, которые надо оплачивать своим трудом, удача новичка
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:21

Изображение

9 Монет - Мальчик и пляшущий дух (канадские индейцы)

Перевод , не сильно хороший, но вполне достаточный чтоб понять смысл сказки.
Давным давно в Канаде жила семья индейцев. В семье было два сына. Старший сын вынуждал младшего выполнять всю тяжелую работу, забирал у него все хорошие вещи и часто бил его. Если младший брат рассказывал всё родителя, то старший начинал его избивать еще сильнее и маленький мальчик решил что так больше не может продолжаться и решил убежать из дома. Так однажды утром он взял свой лук , стрелы и макасины и отправился странствовать и искать счастья.

Хотя мальчик был маленьким и молодым, он мог бежать очень быстро. Он мог бежать настолько быстро, что, когда он пустил стрелу от своего поклона, он мог опередить стрелку в ее полете. Он бежал вперед очень быстро и когда наступила ночь он уже был очень далеко от дома. Он был один и думал о ярких теплых огнях костра, о отце и матери, и ему было жаль, что он уже не вернется снова туда. Он был напуган странными шумами и шорохами и каждый звук пугал и поражал его. И когда его страх достиг предела, к мальчику подошел старик. У старика было очень доброжелательное лицо, но все в морщинках, но очень добрые глаза которые выдавали его веселое сердце ( наверно опять имеется ввиду доброжелательное).
- Привет ( сказал он мальчику), откуда ты и куда ты идешь?.
- Я проделал длинный путь. ( сказал мальчик), и я очень устал, я ушел из дома и я не знаю куда я иду. Я ищу счастливое место. ( мальчик хочет спокойствия и счастья).
- Ты похож на хорошего мальчика. ( сказал старик). Ты сказал что проделал длинный путь, но я пришел из далека, намного дальше чем ты и то место очень хорошее. Когда я начал свой путь, я был также молод как и ты. Я никогда не останавливался и ты видишь что я уже очень стар. Я шел по длинной дороге, дороге жизни.
-Я хочу пойти туда откуда пришли Вы.
- Ты никогда не сможешь достигнуть того места, это земля детства. И никто туда вернуться уже не может. Это земля красива и наполнена замечательными звуками.
Это земля детства. Ты уже ушел из этого места и не сможешь уже вернуться.
Наступила пауза, мальчик задумался. Он рассматривал старика, обувь его была изношена и старик был утомлен. Мальчик отдал старику свои запасные макасины. Старик был этому очень рад. Старик отдал мальчику небольшую коробочку.
- Возьми эту коробочку , она поможет тебе когда ты будешь в чем-то нуждаться во время путешествия. Ты видишь что я уже стар и мое путешествие подходит к концу и я уже не буду нуждаться в это коробочке. А у тебя впереди долгое путешествие.
Мальчик положил коробочку в свой карман и стал ложиться спать. А старик продолжил свой путь и мальчик его больше уже никогда не видел.
Следующим утром, прежде, чем мальчик начал свой путь, он задавался вопросом, что было в коробке, которую старик дал ему. Он вынул её и открыл . Внутри был маленький человек, не более крупный чем его собственный большой палец, который танцевал. Как только крышка открывалась, и свет попадал в коробку, маленький человек прекращал танцевать и спрашивал у мальчику,
-Что Ты хочешь?"
Мальчик понял тогда, что старик дал ему маленького духа, чтобы помочь ему в его нужде. Он закрыл коробку и ответил,
-Я хочу нестись далеко к красивой земле, где я могу получить прекрасную девушку для, поскольку я очень одинок." Сразу темнота натолкнулась на него, и он уснул. Когда он проснулся, он обнаружил, что спал всего несколько секунд, и он был теперь в большой красивой деревне. Кругом было много деревьев и цветов и красивых, здесь пело много поющих птиц. Он пошёл в дом на окраине деревни и вошел в туда. Внутри была старая женщина; она была единственным человеком в доме. Когда она увидела мальчика, начала плакать. Он спросил ее, почему она плакала. Она ответила:
-Я знаю, почему ТЫ приехал сюда. Я мечтала, чтоб ты приехал. Ты приехал, чтобы искать прекрасную девочку как твою жену и товарища. Она живет в деревне. Ее отец очень богат. Он - великий Руководитель. Он просит, чтобы каждый человек, который стремится заполучить его дочь, решил очень твердые и опасные и невозможные задачи. Если они терпят неудачу, он казнит их. У девочки было много кавалеров, но все были не в состоянии решить задачи ее отца, и все были убиты. Ты также потерпите неудачу, и Ты, конечно, умрешь." Тогда старуха кричала громче чем прежде. Но мальчик сказал, "
-Я могу решить любую задачу, которую он поставил для меня. Он не может убить меня." Поскольку мальчик знал, что танцующий дух спасет его.
Скоро мальчик пошел в дом Руководителя, чтобы попросить у него его прекрасную дочь. Руководитель сказал ему условия, на которых она могла быть выиграна. Мальчик согласился на все условия. Старейшина сказал:
-Гора перед моим домом препятствует мне видеть солнце по утрам. Ты должен убрать ее прежде, чем ты сможете получить мою дочь. Если ты потерпишь неудачу, то тебя казнят. Мальчик сказал, что уберет гору той ночью, но Старейшина не думал, что мальчик сможет сделать это.

Ночью, когда вся деревня спала, мальчик пошел к основанию горы. Это был высокий гранитный холм с большими деревьями, растущими на его вершине. Мальчик вынул свою коробку и открыл ее. Маленький дух танцевала, но когда он видел свет, он остановил и сказал:
- "Что Ты хотите?"
И мальчик сказал:
- "Я хочу, чтобы ты убрал эту гору утром."
-Это будет сделано," сказал маленький дух. Тогда мальчик закрыл коробку, и лег спать. Он спал всю ночь. Когда он проснулся рано утром, гора исчезла. Кругом был луг. Солнце было все еще низко в восточном небе, но вся деревня могла видеть это. Когда Старейшина проснулся, он был озадачен. Он думал, что потерял свою дочь. Но он решил установить другую трудную задачу для мальчика.

Мальчик пошел к Старейшине, чтобы требовать свою невесту. Но Старейшина сказал,
- Ты должен решить другую задачу. Не далеко есть деревня, где мои враги живут. Они для меня большая проблема. Ты должен разрушить деревню и прогнать всех людей прежде, чем ты сможешь получить мою дочь. Если ты будешь не в состоянии сделать это сегодня вечером, то будешь казнен завтра." Мальчик согласился сделать, как он желал. И Старейшина думал, что мальчик будет, конечно, убит.

Ночью мальчик отправился в отдаленную деревню. Он бежал очень быстро и скоро достиг границы. Тогда он вынул свою коробку и открыл ее. Маленький дух прекратил танцевать и сказала, "Что Ты хочешь?" "Я хочу, чтобы Ты разрушили эту деревню сегодня вечером и прогнал всех людей," сказал мальчик." Это будет сделано," сказала танцующий дух. Тогда мальчик закрыл коробку и заснул под деревом. Он спал всю ночь. Утром, когда он проснулся, в поле зрения не было никакой деревни. Все вокруг него было тихо , не было звуков людей, но звуки леса; деревня была разрушена ночью, и все ее люди были теперь далеко. Тогда мальчик возвратился и сказал Старейшине, что он сделал дело. Старейшина послал посыльного, чтобы видеть, сказал ли мальчик правду, и посыльный возвратился и сказал, что задача была сделана. Тогда Старейшина понял что был обежден. Он знал, что у мальчика была очень велик. "
-Вы можете взять мою прекрасную дочь." Таким образом, мальчик взял девочку в качестве своей жены и товарища. Руководитель дал им большой дом, чтобы жить в и слуг, и они были очень счастливы.
Но их счастье было недолгим. Однажды мальчик ушел со многими другими, чтобы охотиться далеко в лесу. Он надевал охотничий лук, но он забыл взять свою волшебную коробку. Он оставил её в кармане своей повседневной одежды. В доме был злой слуга, который хотел заполучить имущество мальчика для себя. Однажды он видел, что его владелец открыл коробку и говорил с нею. Он задавался вопросом, что имел в виду его владелец и что было в коробке. Когда его владелец отправился на охоту, слуга пошел, чтобы повесить его одежду. Он нашел коробку в кармане пальто. Он вынул это и открыл это. Внутри, маленький человек танцевал. Когда он видел свет, он остановил и сказал, "Что ты хотчешь?" Слуга знал, что наконец нашел тайну власти своего владельца. "Что ты хочешь, чтобы я сделал?" повторился маленький человек. Слуга сказала, "Я хочу, чтобы ты этот дом и все, что он содержит, далеко." Тогда он закрыл коробку. Сразу наступила темнота, и когда свет появился снова через несколько секунд, дом, и все что в нем было оказалось далеко в глубинах леса. Слуга был очень рад.

Скоро охотники возвратились. Они взяли много дичи. Когда мальчик приехал туда, где его дом был, он нашел, что его дом исчез, и его жена и слуги, и все его имущество. Он понял сразу, что произошло. Но он знал, как победить злого слугу. Он взял волшебный лук и стрелу, которую его мать дала ему прежде, чем он уезжал из своего старого дома. Тогда он вышел и пустил свою стрелу в леса. Он бежал с такой скоростью, как он мог, после стрелы. Он бежал настолько быстро, что он мог следовать за полетом стрелы. Когда стрелка вонзилась в землю далеко в лесу, мальчик остановился. Не далеко перед ним он видел свой собственный дом. Он скрылся среди деревьев, пока ночь не наступила. Тогда он пробрался в дом. Было тишина. Все спали. Он вошел, и там, конечно же, была его повседневная одежда. Он одел её, и в кармане он нашел волшебную коробку. Он открыл её, и увидел маленького танцующего духа, маленький дух остановился и сказал "Что Ты хочешь?" Мальчик сказал, "Я хочу, чтобы ты сразу вернул этот дом и все, что он содержит назад в деревню, где он было прежде." Маленький человек сказал, "Это будет сделано." Тогда мальчик заснул. Он проснулся рано утром, и конечно же дом вернулся в деревне. Тогда мальчик попросил, чтобы маленький человек в коробке наказал злого слугу. И слугу послали далеко-далеко и по сей день он бродит, и он всегда ищет что-то, что никогда не найдет, и у него всегда есть красивые мечты, которые никогда не осуществляются.После всего произошедшего, мальчик и его жена жили счастливо. Мальчик никогда снова не оставлял коробку без присмотра; И когда он хотел что-либо, танцующий дух всегда приносила это ему. Скоро старый Старейшина умер, и мальчик занял его место. Он шел по дороге Длинной Жизни, через которую прошел морщинистый старик. Когда он состарился, он попросил, чтобы танцующий дух в коробке возвратила его Земле детства, но это было одной вещью, которую не мог сделать танцующий дух. Так в конце своей жизни старик исчез на холме и оставил свою коробку позади себя с большими делами, которые он сделал.

На карте - мальчик, которому в самом начале пути старик отдает волшебную коробочку. В узоре коры, переплетении ветвей и сплетениях корней можно найти знаки 9 пентаклей. У старика за плечами большая сумка, которая указывает на опыт и накопленные знания, с пояса свисают енотовые хвосты (знак доброжелательности и заботы об окружающих). Они стоят среди деревьев, но дальше уходит тропинка, ведущая через залитый солнцем луг.

Ключевые слова по Хант: материальный рост уверенность в успехе, поворот к лучшему, привалившее внезапно счастье.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Младшие арканы. ПЕНТАКЛИ.

Сообщение Астильба » 05 мар 2021 10:21

Изображение

10 Монет - На восток от солнца, на запад от луны (норвежская сказка)

У одного бедного крестьянина было много детей, а кормить и одевать их было не на что. Дети крестьянина отличались красотой, но краше всех была младшая дочь, равной ей по красоте не сыскать на целом свете. Однажды поздней осенью, в четверг вечером, когда стемнело, дул ветер и дождь ба-рабанил в стены дома, семья сидела вокруг печки и каждый занимался своим делом. Вдруг кто-то три раза постучал в окно. Хозяин вышел посмотреть, кто это: перед ним стоял огромный белый Медведь.
— Добрый вечер! — сказал Медведь.
— Добрый вечер! — ответил хозяин.
— Если ты отдашь мне свою младшую дочь, ты будешь так же богат, как сейчас беден, — сказал Медведь. Крестьянину очень хотелось стать богатым, но он решил сначала поговорить с дочерью. Он вошел в дом и сказал, что Медведь обещает сделать всех богатыми, если только он получит млад-шую дочь.
— Нет, — сказала она, и крестьянин вышел к Медведю и просил его прийти за ответом в сле-дующий четверг. А между тем девушку не оставляли в покое. Родные твердили ей о тех богатствах, ко-торые они получат, и о том, как ей самой будет хороню. В конце концов она согласилась. Она постира-ла и починила свои платья, нарядилась как можно лучше и приготовилась к отъезду. Вещей у нее было немного.
В следующий четверг пришел Медведь. Она села к нему на спину со своим узелком, и они от-правились в путь. Когда они отошли далеко от дома, Медведь спросил:
— Тебе не страшно?
— Нет, не страшно.
— Держись крепко за мой загривок и ничего не бойся, — сказал Медведь.
Они шли долго, пока не остановились перед высокой горой. Медведь постучал, в горе раство-рились ворота, и они вошли в замок. Все комнаты были освещены, повсюду сверкало золото и серебро. В просторном зале стоял накрытый стол. Такое богатство, что ты мне не поверишь! Медведь дал девушке серебряный колокольчик. Пусть позвонит, когда ей что-нибудь понадобится. Вечерело. Утомленная дорогой, она поужинала и захотела спать. Она позвонила в колокольчик и незаметно очутилась в спальне, где стояла приготовленная постель, такая великолепная, что каждому захотелось бы в нее лечь: белье было шелковым, а балдахин — с золотой бахромой. Все вещи в спальне были сделаны из золота или серебра. Когда она легла и потушила свет, в комнату вошел человек и лег рядом с ней. Это был Медведь, сбросивший с себя на ночь шкуру. Но ей никогда не удавалось его разглядеть. Он приходил после того, как она тушила свет, и уходил до зари.
Первое время все шло хорошо. Но потом она загрустила. Целыми днями она оставалась одна, и ей захотелось домой к родителям, братьям и сестрам. Медведь спросил, чего ей недостает. Она ответила, что скучает в одиночестве, ей хочется повидать родителей, братьев и сестер; разлука с родными ее сильно огорчает.
— Ну что ж, ты можешь с ними увидеться, — сказал Медведь, — но обещай мне не говорить со своей матерью наедине. Она возьмет тебя за руку и поведет в другую комнату, чтобы поговорить с гла-зу на глаз. Не делай этого, или мы оба будем несчастливы.
Однажды в воскресенье пришел Медведь и сказал, что можно отправиться к ее родным. Она села к нему на спину, и после долгого пути они подошли к большой светлой усадьбе. Братья и сестры резвились перед домом так, что любо было смотреть на них.
— Здесь живут твои родители, — сказал Медведь, — но не забудь того, о чем я тебе говорил, иначе и ты, и я будем несчастливы.
— Нет, нет, не забуду! — И девушка вошла в усадьбу, а Медведь скрылся.
Родные были вне себя от радости, когда ее увидели. Они не знали, как отблагодарить ее за то, что она для них сделала. Они жили очень хорошо и все спрашивали ее, как ей живется у Медведя. Она сказала, что у нее есть все, что только можно пожелать. Не знаю, что она еще им рассказывала, но ду-маю, они толком не разобрались, как обстоит дело.
Вечером, после обеда, случилось все так, как предсказывал Медведь: мать захотела поговорить с ней с глазу на глаз. Девушка помнила слова Медведя и пыталась всячески избежать этого разговора.
— Мы всегда найдем время поговорить, — сказала она.
Но под конец мать уговорила дочь, и девушке пришлось рассказать все.
Она рассказала, что каждую ночь, когда погасят свет, к ней приходит человек и ложится рядом. Она никогда его не видела, потому что он уходит до рассвета. Ей тяжело, хотелось бы увидеть его. А днем ей скучно оттого, что она совершенно одна.
— Наверное, он тролль, — сказала мать, — но я научу тебя, как его увидеть. Я дам тебе огарок свечи, спрячь его у себя на груди, а когда тролль уснет, зажги свечу, но смотри, чтобы сало на него не капнуло.
Дочь взяла огарок и спрятала на груди. Вечером за ней пришел Медведь.
По дороге Медведь спросил, не случилось ли того, что он предсказывал.
Она не стала его обманывать.
— Если ты послушаешься свою мать, мы оба будем несчастливы и нам придется расстаться, — сказал он.
— Нет, — обещала девушка.
Когда они пришли домой и она легла спать, все шло, как обычно: пришел человек и лег с ней рядом.
Но среди ночи, когда он заснул, она встала, высекла огонь, зажгла свечу и осветила его. Перед ней лежал самый прекрасный на свете принц. Она была так счастлива, и ей показалось, что она умрет, если тут же не поцелует его. И она поцеловала его, но в тот же миг три горячие капли сала упали на его рубашку и он проснулся.
— Что ты наделала?! — сказал принц. — Теперь мы оба будем несчастливы. Если б ты потер-пела только один год, я был бы спасен. Моя мачеха заколдовала меня: днем я медведь, а ночью — че-ловек. Но теперь мы должны расстаться, я должен ехать к ней. А она живет в замке, на восток от солн-ца и на запад от луны. В том же замке живет принцесса, ее дочь, у которой нос в три аршина длиной. Вот на ней-то мне и придется жениться.
Девушка заплакала, но ничего нельзя было поделать — он должен был ее покинуть. Она спро-сила, не может ли он взять ее с собой.
— Нет, это невозможно.
— Покажи мне дорогу, и я буду тебя искать. Позволь мне это! — просила она.
Что же, пусть ищет, но туда ведет лишь одна дорога: на восток от солнца и на запад от луны. Эту дорогу ей никогда не найти.
Когда девушка проснулась, не было больше ни принца, ни замка. Она лежала на траве посреди дремучего леса. Рядом с ней лежал тот самый узелок, который она взяла из дому. Стряхнув с себя сон и проплакав до изнеможения, она отправилась в путь и шла много-много дней, пока не пришла к высо-кой горе. У подножья сидела старуха и играла золотым яблоком. Девушка спросила старуху, не покажет ли она ей дорогу к принцу, который живет в замке своей мачехи, на восток от солнца и на запад от луны. Этот принц должен жениться на принцессе с трехаршинным носом.
— Откуда ты его знаешь? — спросила старуха. — Уж не ты ли его невеста?
Девушка ответила утвердительно.
— Так это ты, — сказала старуха. — Я знаю о нем немного, только то, что он живет в замке, на восток от солнца и на запад от лупы. А туда ты придешь или поздно, или никогда. Возьми мою лошадь и скачи к моей соседке. Может быть, она знает больше. Когда приедешь к ней, похлопай лошадь под левым ухом и вели идти домой. Возьми еще с собой вот это золотое яблоко.
Девушка села на лошадь и долго скакала, пока наконец не доехала до горы, где сидела другая старуха, и в руках она держала золотое мотовило. Девушка спросила, не знает ли она дорогу в замок, который находится на восток от солнца и на запад от луны. Но эта, как и первая, только и знала, что замок стоит на восток от солнца и на запад от луны.
— Ты доберешься туда поздно или никогда. Но возьми мою лошадь и поезжай к моей соседке. Может быть, она что-нибудь знает. Когда приедешь, похлопай лошадь под левым ухом и пошли ее до-мой.
Старуха дала девушке золотое мотовило — оно может ей пригодиться.
Девушка села на лошадь и долго ехала, пока не увидела высокую гору. Возле горы сидела ста-руха и пряла на золотой прялке. Девушка спросила старуху, не знает ли она дороги к принцу и где тот замок, который стоит на восток от солнца и на запад от луны. Разговор повторился.
— Уж не ты ли невеста принца? — спросила старуха.
Девушка ответила утвердительно.
Но третья старуха знала дорогу не лучше двух первых. На восток от солнца и на запад от лупы — вот и все, что она знала.
— Ты приедешь туда поздно или никогда, — сказывала старуха. — Но возьми мою лошадь и поезжай к Восточному ветру. Может быть, он знает дорогу и сумеет отнести тебя туда. Когда приедешь к Восточному ветру, хлопни лошадь под ухом, и она пойдет домой.
Старуха дала девушке золотую прялку — может, пригодится.
Долго ехала девушка к Восточному ветру. Когда же она приехала, то спросила, не знает ли он дороги к принцу, который живет в замке, на восток от солнца и на запад от лупы.
Восточный ветер слышал молву о принце и замке, но дорогу туда он не знал, потому что нико-гда не залетал так далеко.
— Если хочешь, я могу проводить тебя к моему брату, Западному ветру. Может быть, он знает, он посильней меня. Садись мне на спину, и я понесу тебя к нему.
Девушка села на спину Ветру, и ее обдало свежестью. Прилетели они к Западному ветру и во-шли в его дом. Восточный ветер сказал брату, что с ним невеста принца, который живет в замке, на восток от солнца и на запад от луны, она его разыскивает. Восточный ветер принес ее сюда, чтобы уз-нать у Западного ветра дорогу в этот замок.
— Нет, так далеко я никогда не залетал, — ответил Западный ветер, — но, если хочешь, я про-вожу тебя к Южному ветру. Он сильнее нас обоих и бродит повсюду. Может быть, он укажет тебе дорогу. Садись мне на спину, я понесу тебя к нему.
Она так и сделала, и Западный ветер понес ее к Южному. Думаю, что в дороге они не задержа-лись. Когда они прибыли к Южному ветру, Западный ветер попросил брата показать девушке дорогу к замку, который стоит на восток от солнца и на запад от луны. Это она невеста принца, что живет в этом замке.
— Так это ты? — спросил Южный ветер. — Я побывал везде в свое время, но так далеко я нико-гда не залетал. Если хочешь, я провожу тебя к моему брату, Северному ветру. Он самый старший и са-мый сильный из всех нас. Если уж он не знает дороги к замку, то ты никогда не найдешь туда пути. Са-дись мне на спину, я понесу тебя к Северному ветру.
Девушка села на спину Южному ветру. Они понеслись со двора и не задержались в пути.
Наконец они добрались до жилища Северного ветра, который был таким буйным и диким, что далеко вокруг царила стужа.
— Что вам здесь надо? — закричал Северный ветер издалека, и кровь стыла в жилах от его го-лоса.
— Зачем ты сердишься? — закричал Южный ветер. — Ведь это я и невеста принца, который живет в замке, на восток от солнца и на запад от луны. Она хочет спросить тебя, не бывал ли ты в тех краях и не покажешь ли ей дорогу, ей нужно найти принца.
— Да, я знаю, где этот замок, — сказал Северный ветер. — Как-то раз я занес туда листик оси-ны. Но после этого я так устал, что не мог дуть несколько дней подряд. Если уж тебе так хочется и ты не боишься, я понесу тебя на спине и постараюсь донести до места.
— Мне необходимо туда добраться, если только это возможно, я не испугаюсь.
— Ну хорошо, — сказал Северный ветер, — оставайся здесь ночевать. Если у нас будет день в запасе, мы успеем.
На следующее утро Северный ветер разбудил девушку. Он весь раздулся и стал такой большой и сильный, что странно было смотреть. С девушкой на спине взвился он вверх, рассекая воздух, словно хотел добраться до края света. По земле пронеслась буря, сносившая дома и вырывавшая деревья с корнями. Когда же он пролетел над морем, сотни кораблей погибли в волнах. А девушка и ветер летели дальше и дальше, так далеко, что никто не поверит, и дорога их лежала над морем. Северный ветер уставал все больше и больше и наконец так выдохся, что почти совсем не мог лететь. Он спускался все ниже и ниже, и вот уже ноги девушки ударялись о гребни волн.
— Тебе не страшно? — спросил Северный ветер.
Нет, ей не было страшно.
Они приближались к земле, и Северный ветер, надувшись из последних сил, бросил ее на берег под окна замка, стоящего на восток от солнца и на запад от луны. Северный ветер так устал, что ему пришлось отдыхать много дней, прежде чем он смог вернуться домой. На следующее утро девушка села под окна замка, играя золотым яблоком. Первой, кого она увидела, была носатая принцесса, невеста принца.
— Сколько ты хочешь за это яблоко? — спросила принцесса, приоткрыв окно.
— Не нужно мне ни золота, ни денег, — ответила девушка.
— Если тебе не нужно ни золота, ни денег, скажи, чего тебе надо? Ты получишь все, что захо-чешь, — сказала принцесса.
— Я отдам тебе яблоко, если ты разрешишь мне подняться к принцу и провести с ним ночь, — ответила девушка, прилетевшая на Северном ветре.
Принцесса согласилась.
Она получила золотое яблоко, а девушка поднялась вечером в комнату принца, но он спал. Она звала его, тормошила и плакала, но принц не просыпался, потому что ему дали сонный напиток. Поутру пришла носатая принцесса и прогнала девушку.
Днем девушка снова села под окна замка и стала мотать пряжу на золотое мотовило. Все по-вторилось, как накануне. Принцесса спросила, сколько стоит мотовило. Девушка ответила, что не от-даст его ни за золото, ни за деньги. Она отдаст мотовило, если ей разрешат подняться к принцу и про-вести с ним ночь. Но когда она пришла к нему, он снова спал. Она звала и кричала, тормошила его и плакала, но принц не просыпался. Девушка не знала, как разбудить его. И лишь только рассвело, при-шла носатая принцесса и выгнала ее за дверь.
Когда настал день, девушка снова села под окнами замка и стала прясть на золотой прялке. Длинноносая принцесса захотела получить и прялку. Она выглянула из окна и спросила, сколько стоит прялка. Девушка, как и прежде, отвечала, что не отдаст прялку ни за золото, ни за деньги. Принцесса получит золотую прялку, если разрешит ей подняться в комнату принца и провести с ним ночь. Прин-цесса охотно согласилась. В замке в то время находились пленники принцессы. Они жили в комнате по соседству с принцем и слышали через стенку, как две ночи подряд к нему приходила женщина, которая звала его и плакала, и рассказали об этом принцу. Когда вечером принцесса принесла ему вино, он сделал вид, что выпил, а сам выплеснул его через плечо. Принц понял, что ему давали сонный напиток.
Когда девушка пришла в третий раз, принц, не спал, и она рассказала ему, как добралась до замка.
— Ты пришла вовремя, — сказал принц, — на завтра назначена свадьба. Но я не хочу жениться на носатой принцессе. Ты одна можешь спасти меня. Я скажу, что хочу посмотреть, на что годится моя невеста, и попрошу ее постирать рубашку, на которой остались три сальных пятна. Она начнет стирать, потому что ей невдомек, чьих рук это дело. Но то, что сделано людскими руками, не смыть руками троллей. Тут я скажу, что женюсь лишь на той, которая отстирает эти пятна. А ты отстираешь, я знаю.
В эту ночь они были счастливы. На следующий день, перед свадьбой, принц сказал:
— Прежде всего я хочу посмотреть, что умеет делать моя невеста.
— Это нетрудно сделать, — сказала мачеха.
— У меня есть красивая рубашка. Я хотел бы в ней венчаться, но на ней три сальных пятна. Я обещаю жениться лишь на той, которая сможет их отстирать. Та, что не сумеет это сделать, не годится мне в жены.
Какая чепуха, подумали мачеха с дочкой и начали стирать. Носатая принцесса старалась изо всех сил, но чем больше она старалась, тем шире расползались пятна.
— Ты не умеешь стирать, — сказала старая троллиха, ее мать. — Дай-ка я попробую!
Но только она дотронулась до рубашки, как та стала еще грязнее, и чем сильнее старуха терла, тем больше и темнее становились пятна.
Другие тролли тоже захотели постирать. Но чем дольше все это тянулось, тем грязнее станови-лась рубашка, и, наконец, можно было подумать, что ее пропустили через дымоход.
— Ни ты, пи твое семейство никуда не годитесь, — сказал принц, — вот сидит под окном нищая девушка. Я уверен, что она стирает лучше, чем ты сама и все твои родственники. Поди сюда, девушка! — позвал принц.
Она подошла.
— Сможешь ли ты отстирать эту рубашку? — спросил он.
— Не знаю, я попробую, — ответила девушка.
Как только она взяла рубашку и погрузила ее в воду, рубашка стала ослепительно белой, слов-но новая, и даже еще белее.
— Я женюсь на тебе, — сказал принц.
Старуха троллиха так рассердилась, что лопнула от злости. Длинноносая принцесса и малень-кие тролли, должно быть, тоже полопались, потому что с тех пор я о них ничего больше не слышал. А принц со своей невестой освободили пленников, потом взяли столько золота и серебра, сколько смогли унести, и оставили далеко за собой замок, который стоит на восток от солнца и на запад от луны.

На карте - младшая фермерова дочка, которая едет верхом на белом медведе в его замок (который виден в отдалении). Знаки пентаклей можно найти на снегу, в коре дерева, в амулетах на шее мед-ведя и девушки, на ее сумке (неразорванная связь с родней).
Это первая часть сказки, где оба персонажа движутся к богатству и процветанию

Ключевые слова по Хант: преуспевание, семейные связи. Доходы, сокровища, обеспеченность, полнота жизни, довольство. Принять совет от того, кто знает лучше, чтобы не потерять всё.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 8829
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Вернуться в Сказочное Таро Лизы Хант

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: 1 и гости: 0

cron