Регистрация
Поделиться :

Последние темы

Мы в соц сетях!




Подпишись!



Переводчик
ПОМОЩЬ ФОРУМУ
Yandex Money
410013448906233
Маг.рабочие дни









  • 5 Зарегистрированных пользователи



Эжени МакКвин "Подселенный лама"

Эжени МакКвин "Подселенный лама"


ФОРУМ» ИНФОРМАЦИОННЫЙ РАЗДЕЛ» На волне Ориона» Эжени МакКвин "Подселенный лама"

Эжени МакКвин "Подселенный лама"

Сообщение Астильба » 10 авг 2018 16:10

Эта история произошла с моей близкой подругой Доминикой. Миниатюрная блондинка, свободно разговаривающая на пяти языках. Многие годы она изучала буддизм в одном из университетов Европы. Она ходила на лекции известных лам, которые приезжали. Получила инициации в некоторые традиции. И вот наступил день, когда она решила съездить в Тибет. Ведь изучать традицию вне ее естественного пространства, не погружаясь в реку, ее породившую все равно, что исследовать карту, вместо реальной местности. Рюкзак был собран самыми необходимыми для непредсказуемых троп вещами. Маленький брелок в виде котенка с колокольчиками был прикреплен на удачу. И обняв нас в аэропорту на прощание, Доминика смело отправилась в путь. Я не буду описывать ее перелет и как она добралась до Лхасы. Потому что самое интересно произошло отнюдь не там. Уже третью неделю Доминика жила в Лхасе. Она общалась с ламами и бродячими монахами. Опрашивала паломников и общалась с местными аборигенами, приехавшими из Европы и уже давно обитавших в этой обители восточной магии и мистицизма. Но возможности что-либо узнать о древних тайнах все не предоставлялось. Да она услышала множество легенд о затерянных в горах и времени монастырях, где хранилось древнее знание. Но как туда попасть и где найти проводника выяснить не удавалось. Время, отведенное на путешествие, подходило к концу и она уже боялась, что кроме стандартного «набора туриста» ей ничего не светит. Если боги не идут к нам, то мы отправляемся к ним и Доминика решила воспользоваться практикой лабиринта, которую мы вместе изучали под руководством одного тибетского монаха. Смысл практики в том, чтобы отпустить ум и позволить телу самому выбрать направление, в котором идти. Монах ТИ, обучая нас, тогда сказал, что это поможет нам прийти к своей судьбе. Но никто из нас даже не мог представить какую роль эта «судьба» проиграет для Доминики. Иногда мне кажется, что ТИ много чего нам не сказал. Да и обучение у него было странное. Обычно мы сидели с ним и пили странный чай из трав, молока и каких-то специй. Иногда он пел с нами мантры или играл нам на тибетских чашах. Эти звуки словно отключали все мысли и только волна вибраций эхом отдавались внутри тела словно в полом кувшине. Только сейчас я могу сказать, что это была молчаливая прямая передача знаний, которая развернулась намного позже, когда мы были готовы их осознать. А тогда нам просто нравилась атмосфера загадочности и экзотики. Плюс можно было с важным видом рассказывать друзьям, что мы проходим обучение древней традиции у ее первоисточника. Ах ТИ, если бы я тогда знала, кто на самом деле ты был для меня в этой и других жизнях. Если бы я не была тогда влюблена в Томаса и хоть немного больше внимания уделяла твоим немногочисленным советам. Только спустя годы я смогла ощутить и увидеть ту огромную реку, в которую ты меня словно маленького котенка бросил, обучая плавать и летать. Один из моих учителей обязанный по карме мне дать то, за что я когда-то вошла в огонь жертвенного костра. Моя благодарность тебе безмерна и проходит через все мои воплощения, как и радость от встреч в разных мирах и именах. Но вернемся к Доминике.
Бродя по улочкам, окутанная ароматами благовоний вперемежку с запахом мусорников, Доминика отпустила тело, позволив себе ни о чем не думать, а просто внимательно смотреть по сторонам в ожидании чуда, ну или хотя бы знака.
Она кружила по старому кварталу, возвращаясь все время к одной и той же улочке. Узкая грязная улочка, была скорее похожа на узкую тропу между домами, заваленная мусором и коровьими лепешками. Ум категорически отказывался идти в эту антисанитарную зону. Но что-то необъяснимо притягивало ее внимание сюда. Надо было делать выбор. Через неделю ее пребывание в Тибете заканчивалось и возможно, это был ее последний шанс словить птицу удачи. Словно кто-то прочитал ее мысли и совершенно неожиданно жирный голубь попытался сесть ей на голову. Отмахиваясь от назойливой птицы, она провела рукой по волосам и обнаружила, что он только что нагадил ей прямо на макушку. Грязная улица, голубиный помет, растекающийся по волосам. О да! Если это и был знак, то Боги просто решили посмеяться над ней и ее чистоплотностью. Ну что же, теперь она сама стала как эта грязная улочка. А антисанитария антисанитарии не помеха. Поэтому Доминика смело сделала шаг в узкое пространство. Ее обступила тишина, словно кто-то закрыл за ней двери. Шум и гомон древнего города исчез, как будто его никогда и не было. Она словно перенеслась в другое время, или скорее в место, где время отсутствовало. Потому что эта улочка видимо не убиралась с того момента, как люди начали здесь строить свои дома. Из признаков жизни тут присутствовали только коровьи лепешки и она.
Осторожно ступая через мусор Доминика пробиралась вдоль стен, стараясь ни к чему не прикасаться. Правда это ей мало удавалось. Но при этом, почему-то ничего не прилипало ни к ее бутсам, ни к шароварам. Да и пахло тут…благовониями. Запах благовоний был необычным и переплетался с запахом травы. Ее начало слегка подташнивать и она решила, если за поворотом в конце будет тупик, то она просто вернется и забудет об этом месте. Однако за поворотом была дверь. Старая дверь, вросшая в землю. Казалось ее закрыли на рассвете времен, чтобы открыть, когда наш мир придет к своему концу.
Ни одного намека на ручку или хотя бы кольцо, чтобы постучать. «Постою еще одну минуту и если ничего не произойдет, вернусь обратно» – сказала сама себе Доминика. Но врожденное любопытство не давало ей уйти. Было страшно постучать в дверь, и было обидно уйти не постучав. О этот чудесный внутренний диалог.
-Надо взять себя в руки. Ты пришла сюда за чудом. Вот оно чудо. Давай постучи!
-Но зачем стучать? Можно просто уйти и ничего не случится. Все останется как прежде. Ты ведь не хочешь перемен?
-Если я не постучу, то зачем тогда я сюда приехала? И если практика лабиринта привела меня сюда, значит это зачем-то надо?
-Сложный выбор. Ты просила чуда. Тебе его дали, а ты теперь не знаешь, хочешь ли ты его взять?
Последняя фраза прозвучала в ее голове почему-то голосом монаха ТИ. И Доминика осторожно постучалась. Старое дерево отозвалось в ответ на прикосновение мягким звуком, скорее похожим на колокольчик чем на обычное дерево и эхом отозвалось, растекаясь между стен. Словно легкий ветерок пронесся по улице.
Тогда она решила постучать погромче и поднесла ладонь, чтобы повторить свою просьбу войти. Но, не ожидая ее прикосновения, дверь распахнулась внутрь. На пороге стояла девочка лет шести. Закутанная в красный шерстяной платок до самых пят, она внимательно заглянула в глаза Доминики.
-Ура. Вот оно чудо! Сейчас, это произойдет!
Но ничего не произошло. Девочка просто отошла от двери и на ее месте появился мужчина. На ломанном английском он спросил, зачем она сюда пришла. У Доминики было два варианта: ответить правду, что ее привело сюда проведение и голубь, помет которого она приняла за знак небес, или соврать, что она заблудилась. Она выбрала нечто среднее: Она бродила по городу в поисках проводника в древний монастырь и почему то забрела сюда. Мужчину этот ответ устроил, и он пригласил ее войти. Темное пространство дверного проема снова вернуло ее в суматоху человеческой жизни. Шум человеческих голосов проникал в дом через дверь и окна, выходившие на широкую оживленную улицу. Магия и очарование вневременья исчезли. Она присела на предложенную стопку подушек, чтобы передохнуть от столь внезапного пробуждения. Мда, чудо оказалось совсем не чудом. Маленькая лавка, торговавшая различными буддийскими символами и якобы артефактами. Таких лавочек немеряно на улицах Лхасы. Девочка принесла ей стакан чая и маленькими глоточками поглощая жидкость, разочарованная Доминика стала рассматривать танки, с изображением божеств развешанные по стенам.
Изображение
Будда медицины, Зеленая Тара. Но внезапно ее внимание привлекла танка с танцующей синей женской фигурой. Ярость и гнев богини были настолько точно переданы художником, что она ощутила волну кроваво-красного света, идущую от изображения. Словно загипнотизированная она подошла к Богине и протянула ей руки. Она даже не заметила, насколько внимательно следил за ней мужчина и девочка. -Вы, кажется, хотели посетить древний монастырь?
Мужской голос вывел ее из трансового состояния, в которое она начала погружаться. Она обернулась, а мужчина продолжил:
-Завтра небольшая группа паломников собирается поехать в горы в древний монастырь. Там живет всего лишь несколько лам. Они не говорят по английски, но возможно Вам это будет интересно. Мы привозим один раз в год зерно и масло, в качестве подношения божеству их храма. И если есть паломники в ту сторону, то мы берем их собой. Это будет стоить совсем немного денег, но зато Вы попадете в один из самых древних монастырей. Наш караван выходит на рассвете и к полудню будет в храме. Вы сможете остановиться у монахов на ночь, а утром мы заберем Вас обратно.
Итак. Вот таки да оно чудо! Доминик ликовала.
-Да!Да!Да! Я согласна!
Итак, первая часть чуда совершилась. Осталось всего лишь немного подождать до завтрашнего рассвета и в путь к чудесам и магии древнего Тибета.
На рассвете группа из пяти паломников и трех проводников выступила в путь. Доминика рассматривала своих спутников. Мужчина и женщина, явно супружеская пара. Оба одеты в местную одежду. Наверное, они уже давно живут тут, потому что лица и руки приобрели местный загар. Они немного могли разговаривать на местном наречии и перекидывались словами с проводниками. Два других паломника были очень высокими, даже для европейцев, молодыми мужчинами и Доминика предположила, что они голландцы.
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 6584
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Re: Эжени МакКвин "Подселенный лама"

Сообщение Астильба » 10 авг 2018 16:10

На привале возле горного ручья они все познакомились. Супружеская пара оказалась из России. Они рассказали, что живут тут уже более года и ведут занятия по йоге для приезжающих русскоязычных туристов, а иногда подрабатывают переводчиками для русских паломников. Мужчину звали Александр, а его жену Мария. Они уже многое знали о местных традициях, но все никак не могли найти Ламу, который посвятил бы их в традицию в каком-нибудь месте силы. За год они встречались со многими ламами, но или им чем-то не нравился Лама, или им отказывали. Вести просто йогу без посвящения, конечно можно, но их клиенты постоянно спрашивали их о традиции и их учителе. А они все никак не могли получить желаемого посвящения. Поэтому, когда они узнали от знакомых тибетцев, что те собирают подношение для древнего монастыря в горах, то уговорили их познакомить с проводниками, а проводников взять их с собой. Хотя их знакомые предупреждали, что в тех местах живут очень специфические духи, они решили, что это их шанс.
Два других паломника – молодые мужчины были голландцами. Джон и Йорген, так же как и Доминика, были очарованы буддийскими традициями и сказками Тибета и тоже искали посвящения у местных Лам. Они были друзьями еще со школы, и вместе считали буддизм самой лучшей религией на земле.
О том, что будет идти караван к древнему монастырю, они услышали от хозяина то же лавки, куда через загадочный переулок попала Доминика. Оказывается, они купили там танку с синетелой Дакиней. И им очень хотелось посетить места и Лам, создавших столь совершенное изображение, чтобы получить у них благословление на практики. И хозяин лавки любезно пригласил их присоединиться к нашему путешествию.
Вот такая компания, где каждый нашел свою дверь в это путешествие.
Нет смысла описывать всю ту красоту природы Тибета, которую сейчас каждый может посмотреть на фотографиях в инстаграмме. Но, как и многие другие, Доминика могла бы подтвердить, что фотографии никоим образом не передают те энергии, которые тут соединяют Небо и Землю. Здесь словно попадаешь в бездонную Чашу Грааля, где каждый вдох и выдох соединяют тебя с божественным началом. Величественные горы, сверкающие россыпями снежного покрова на фоне синих небес и глубокие ущелья, наполненные тенями и шумом вырвавшихся из подземных пещер потоков. Все настраивает на некий высший лад, где одновременно все замерло в ожидании чуда и при этом находится внутри чуда, словно часть этой великолепной картины.
Изображение
Уже далеко за полдень за одним из поворотов, на склоне горы показалась цель искателей благословлений и инициации. Вросшее белыми стенами в землю здание не производило впечатления великого монастыря, куда потоками стекаются паломники. Большая часть стен была разрушена. Никаких белых ступ и увешанных флажочками каменных насыпей вокруг не наблюдалось. Никто их не встречал и, сняв рюкзаки с мулов, группа вошла в двери маленького храма. Это место никак не вписывалось в представления Доминики о великом и древнем монастыре. Главный зал, скорее походил на пещеру, чем на место для торжественных церемоний. На стенах висели изображения привычных Божеств, но перед ней на небольшом троне танцевала та самая Богиня, которая так привлекла ее внимание в лавке. Только здесь, она была сделана из обычного металла, возможно сплава меди, а затем покрашена и не производила такого яркого впечатления. Да и вообще в этом полумраке не было никакой торжественности и великой магии. И уж тем более не вписывалось в ее ожидание, что встретили их тут всего три монаха. Кто из них Лама было вообще не понятно, потому что одеты они были совершенно одинаково, в оранжевые балдахоны. Три древних старика, начали их о чем-то спрашивать, но полное незнание местного наречия прибывших новобранцев древней традиции, поставило непреодолимую преграду в понимании друг друга. Поэтому пришлось обратиться к помощи проводников тибетцев. Те сказали что-то старикам, после чего монахи закивали головами и махая руками пригласили в полуразрушенные кельи, где можно было оставить рюкзаки и передохнуть. Проводники разгрузили подношения для монастыря и ушли дальше по горным тропам в деревню на другой стороне горы, чтобы забрать оттуда какие-то товары. Завтра утром они вернутся, чтобы забрать новоиспеченных адептов местного Ламы. Группа искателей приключений выглядела очень разочарованной. Хотя все понимали, что обратной дороги нет, но было обидно попасть в такое захолустье. Ни тебе великого Ламы в золотых одеждах и тысячи монахов охраняющих древнее знание. Ни магических артефактов в храме, сияющих на тысячи миль. И ни одного паломника на мили вокруг. Как будто это место заколдовано и все его обходят стороной. Даже проводники предпочли уйти на ночь в деревню. У Доминики закрались сомнения, что в реальности древние тибетские Ламы могут весьма отличаться от ее европейских лекторов и тех фотографий, которые она видела в инстаграмме. Глядя на лица спутников, она догадывалась, что у них те же сомнения. Но выбор был сделан и скинув тяжелые рюкзаки и взяв теплые одеяла, компания пошла в храм к монахам с надеждой получить то, зачем приехали. Солнце давно спряталось за гору, и вечерняя мгла обнимала белые стены монастыря, заползая внутрь. Влажный холод, сменивший тепло начинал проникать под одежду, вызывая желание выпить горячего чая.
Словно услышав их желание, в храме возле входа на столике стоял горячий чайник. Покрытый черной копотью, он явно побывал не раз на открытом огне костра. Клубы горячего пара создавали причудливые фигуры в холодном воздухе. И Доминике показалось, что пар совершенно ясно принимал форму танцующей женщины. Она исчезала и проявлялась вновь, изгибаясь стройным станом. Ей даже удалось разглядеть корону на ее голове, но тут один из монахов взял чайник и налил чай в чашки. Танцующий мираж исчез, а тепло от взятой в руки чашки расслабило. Глоток чая отвлек мысли от странного поведения пара и ее тело сделало глубокий вдох-выдох словно согласившись со всем, что ее тут ожидает.
Доминика попыталась понять, что это за чай. Можно ли было вообще назвать это чаем? Аромат явно отдавал пряностями и травами. Она сделала второй глоток. Это было совершенно не похоже на все, что она до этого пробовала. Острый вкус напитка согрел и вызвал прилив радостного настроения. Похоже, что такое же действие напиток произвел и на ее спутников. Они сели на подушки, раскиданные прямо на каменном полу и приготовились ко всему, что здесь может произойти. Один из монахов обратился к компании. Но даже русские «переводчики» не смогли понять, о чем он говорит. Поэтому пришлось перейти на общение с помощью жестов и мимики. Вернее все общение заключалось в том, что монах говорил, а все в ответ дружно кивали головами. Но все-таки русским йогам удалось перевести несколько фраз, из которых стало понятно, что монахи спрашивают, готовы ли прибывшие к инициации в древнюю традицию мудрости. Тут все еще усерднее начали кивать головами, голландцы даже распростерлись ниц, показывая свою полную готовность принять древнюю мудрость. Лица монахов стали очень серьезными. Один из них повернулся лицом к божеству и стал что-то очень тихо говорить. Он произносил фразу и потом поворачивался к кругу сидевших пришельцев, словно спрашивая о чем-то. Компания искателей приключений дружно кивала головами в ответ на его вопросительные интонации и взгляды. Другой монах достал из под алтаря, искуссно вырезанную руками древних мастеров шкатулку. На ее боковых поверхностях танцевали изящные женские фигурки из перламутра. Когда он открыл ее , на темно синей бархатной обивке внутри лежали старинные свитки, перевязанные кроваво-красными нитями с печатями на которых был оттиск восьмилучевой звезды. Такой же символ Доминика видела в музее на глиняных табличках посвященный древней шумерской Богини Иннан. Были ли в этом какая-то связь? Думать об этом сейчас точно было не подходящее время. И так было слишком много непонятного. Поэтому Доминика просто наблюдала за собой и происходящим. Положив свитки на алтарь все три монаха вышли из храма. Прошло не менее часа в тишине и ожидании. И когда они вернулись обратно в совершенно других одеяниях, вдруг оказалось, что это не монахи, а….. монахини? Одежда на них теперь была явно женская. Головы украшали короны Лам, но под ними были пышные гривы париков из черных волос, которые колечками опускались ниже пояса. Это был шок для всех. Но никто не мог и сдвинуться с места. Тела словно окаменели. Теперь уже поздно было сожалеть о своих кивках согласия на все, что предлагал в своей речи перед алтарем Лама.
Три Ламы склонились перед алтарем. Доминика понимала, что под звучание их молитвы, она погружается в транс, но усилием воли, она старалась оставаться в этом потоке осознанной.
Один из Лам потянул за шнур, висевший возле алтаря и в потолке над божеством, открылось отверстие, в которое сияющим потоком хлынул лунный свет.
Изображение
Доминик вспомнила, что сегодня было полнолуние. Господи, ну почему же она не догадалось об этом раньше. Фигура Богини, полнолуние. Все это явно указывало, что эта традиция хоть и пересекается с буддизмом корнями, но на самом деле намного древнее. Традиция Дакинь Тары. Она слышала легенды о женщинах, живущих в горах и редко появляющихся на людях. Они поклоняются Богиням, которые древнее чем само человечество. Говорят, что только если в прошлых воплощениях ты сталкивалась с ними, есть шанс вернуться в тот храм, где ты уже была и просила. Глубоко в трансе внимание Доминик стало раздваиваться. Она сидела на полу храма и была здесь. Но в то же время другим зрением она наблюдала, как в потоке лунного света статуя Божества стала обретать жизнь. Вот она глубоко вздохнула и словно на ветру задрожали листья лотоса в ее изящных пальцах. Ей показалось, что звонкий женский смех, словно колокольчик, оживил стены старого храма, и они вспыхнули тысячью огней в присутствии божества. Ее сознание продолжало разделяться на тысячу потоков и жизней. Вот она маленькая девочка, принесенная в жертву, в храме древней Богини на высокой горе. Время столь давнее, что не осталось даже следов от той цивилизации. А здесь, на высоком холме над излучиной величественной реки, она лепит глиняную женскую фигурку, чтобы вложить в нее семена, смешанные со спермой, чтобы затем отнести в поле. Так надо, чтобы вырос новый урожай и было чем кормить детей. И снова храм и под ним лабиринт с божествами и ритуалами, которые будут забыты на тысячи лет. Словно миражи проносились мимо воплощения. И тысячи, тысячи жизней проходили через нее порождаемые ею. Мудрость каждого воплощения в этом призрачном мире была очевидна и понятна. Действия и их последствия на протяжении множества воплощений. Уроки принятые и пройденные. И плата за ошибки и нежелание следовать законам мира. Слезы катились из ее глаз, превращаясь в жемчужины мудрости, которые собирала как подношение в чашу танцующая Божество. Это длилось вечность и это длилось мгновение. Лунный свет покинул отверстие в потолке и сменился темной синевой неба с сияющими светильниками звезд. Божество вернулось в мертвый металл, словно ее здесь и не было. Только капельки слез драгоценными перлами светились на щеках танцующей фигуры, напоминая о том, что это была не иллюзия и не мираж.
Звук колокольчика вернул ее в здесь и сейчас. Ламы склонили колени перед алтарем и у ног Божества теперь стояли пять небольших бронзовых сосудов со стеклянными окошками, в которых можно было видеть белые камушки, похожие на кости. Словно легкий туман окутывал каждый сосуд. В этом тумане можно было разглядеть черты древних лиц, которые, то проявлялись, то исчезали.
Один из Лам надел на себя накидку, сплетенную из белых пластин. С ужасом Доминика угадала в них кости. Но тело было, словно истукан и она не могла сделать ни единого движения. Голос Ламы звучал все громче и громче. Ему вторили барабаны, в которые стучали явно человеческими берцовыми костями его помощники. Доминика отключилась. Только когда утренние лучи солнца проникли в отверстие на потолке, она пришла в себя. Говорить не хотелось. Даже просто открывать рот не было никаких сил. Остальные ее спутники сидели, кто открыв глаза, а кто-то еще находясь где-то далеко. Божество на своем постаменте никоим образом не напоминало живое воплощение, того, что происходило ночью. Просто грубо сделанный и покрашенный кусок металла. Только оставленные слезами на щеках линии можно было разглядеть, если присмотреться повнимательнее. Да и то можно было сказать, это лишь конденсат, образовавшийся на металле за счет перепада ночной и дневной температуры.
Крики караванщиков заставили всех выйти из оцепенения. Медленно выходя из храма, искавшие мудрости прикрывали глаза от уже ярко светившегося солнца, не проронив ни звука. Монахи исчезли, как будто здесь никогда и никого не было. Рюкзаки уже были погружены на мулов и можно было возвращаться обратно.
Поведение караванщиков изменилось. Словно перед Ламами они простерлись перед группой искателей. Они ловили каждый взгляд, каждое слово. Они выражали свое почтение любыми способами как могли. Но у всех участников ночного ритуала не было никакого желания общаться ни с караванщиками, ни друг с другом.
В полном молчании они возвратились обратно в Лхасу.
Но на этом история не закончилась. Вернувшись в отель, Доминика обнаружила на своей кровати небольшую книгу с молитвами и описанием практик. Хозяин отеля сказал, что книгу принесла девочка, закутанная в красную шаль. Доминик открыла ее и поняла, что она абсолютно понимает о чем здесь идет речь . Возникло ощущение, что эти практики они выполняла всегда. Молитвы сами звучали у нее голове. Ясное воспоминание древнего знания снова принадлежавшего ей. Также она знала, что теперь каждый день независимо ни от чего, ей надо будет выполнять все, что предписано древней традицией. Иного выбора теперь нет. Вы думаете, что на этом снова все завершено? О нет. Это опять только начало. Потому что через несколько месяцев Доминик встретила Джона во Франции на конференции и узнала продолжение истории. Если Доминик улетела через день после ритуала, то Джон, Йорген, Мария и Александр остались там еще на некоторое время. Все они получили свои книги и все они понимали, что теперь практики стали неотьемлемой частью их жизни. Они несколько раз встречались, чтобы обсудить последствия ночной инициации в горах. А более того, происходящее в их жизни. Именно поэтому я узнала от Доминик о том, что произошло с другими участниками этой истории. Мария и Александр, несмотря на предостережения, перестали выполнять полученные практики и уже через месяц Александр оказался в тюрьме, за употребление наркотических веществ. Мария живет в очень стесненных обстоятельствах и носит ему передачи. Йорген также прекратил выполнять предписанное, и спустя короткое время у него начались видения и он попал в психушку.
Изображение

Джон выполнял практики. Но не ежедневно. И все же ему удалось вовремя распознать предупреждение, когда он чуть не свалился в пропасть в горах.
Когда Доминик и Джон пришли ко мне на тестирование это была странная работа. Я не буду ее описывать, потому что есть то, что лучше никому не знать. Могу сказать лишь одно. Каждый из них получил подселение. И не просто подселение, а душу старого Ламы древней традиции, которому необходимо завершить свои практики через физическое тело. Поэтому он помогает юным адептам традиции, напрямую изнутри направляя их в практиках. Они же физически все это делают. Ну, а если отказываются, то Ламе приходится наставлять своих нерадивых учеников любым способом. Покинуть их он не может до смерти их физического тела. Так что, уважаемые ищущие, думайте, когда отправляетесь на поиски настоящей инициации в древних традициях. Все может оказаться не совсем однозначно. Конечно если это настоящее. Эжени МакКвин © 2016
Hoc volo, sic jubeo , set pro racione voluntas
Аватара пользователя
Астильба
 
Автор темы
Сообщения: 6584
Зарегистрирован: 04 фев 2018 22:42
Откуда: Вселенная
Skype: galina.kior

Вернуться в На волне Ориона

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: 1 и гости: 0

cron